Превратности судьбы 1: За гранью реального

Font size: - +

Глава 11 Самопожертвование

– Пройдёмте в мой кабинет, гимназистка, – предлагает профессор Евлентий Водный.

И так как я к тому моменту не определилась с планом дальнейших действий, то так и не упав в обморок и не обратившись в милую мурлыку, послушно топаю за ним.

– Присаживайтесь, – указывая на одно из кресел для посетителей, стоящих возле директорского… ректорского стола, предлагает он.

Занимает своё место и выжидающе так смотрит. Словно чего-то ждёт. А я что? Молчу. Жду. Ну я же не в курсе, из-за чего меня вызвали!

– Екатерина… будьте добры поведать, откуда вы к нам прибыли, – вкрадчиво так произносит.

Эмг… вроде как адрес я уже говорила, если память не подводит. Но вслух конечно этого не сказала, и призадумалась: к чему бы это всё?

– Дело в том, что мы запросили информацию в столице, но нигде нет данных ни о второй княгине Екатерине…, – тут мне становится немножко легче, это я объяснить смогу. – Ни о граде Святого Петра, – вот это определённо уже хуже. – Вы словно из ниоткуда появились, – завершает он.

«А вы типа и не рады?» – так и тянет сказать, но молчу. А он ждёт. Минута проходит, вторая. Тишина уже давит. Понимаю, что надо хоть что-то ответить, но вот только что?

– Ладно, задам вопрос иначе, – очевидно, пытаясь облегчить мою задачу, произносит явно нервничающий ректор. – Тот родовой артефакт, что вы обронили в зале приёмной комиссии. Его узнали. Вы можете объяснить, каким образом он оказался у вас? Насколько нам известно, род которому он принадлежит, прекратил своё существование.

Что-то мне подсказывает, что меня разводят и берут на понт. И к тому же… вот спросил бы раньше, было б проще ответить, а теперь… но так и не раскусив тайного умысла ректора, смолчать я не смогла:

– Кхёрн жив, так почему же вы говорите, что род прекратил существование?

- Именно! – воздев указательный палец правой руки к потолку, воскликнул хозяин кабинета. – Именно. Он единственный представитель рода, а артефакт оказался у вас. И будь это какая-нибудь иная вещичка, можно было б предположить… не в обиду будь сказано, что вы просто присвоили её. Но нашедшую его уборщицу уберегло лишь то, что она, благоразумно не прикасаясь к находке, позвала меня. Я же брал его, предварительно наложив на себя довольно непростое заклятие защиты, иначе последствия от прикосновения к вещице даже страшно было бы представить. Но вы его приняли, и ничего не случилось! НИ-ЧЕ-ГО!!! – разделяя слово по слогам, завершил директор и вновь уставился в ожидании.

В принципе, врать не хотелось, а точнее ничего умного в голову не приходило, а потому…

– Я была его невестой. Но это в прошлом. И… и простите, но… я не хотела бы обсуждать свою личную жизнь ни с вами, ни с кем-либо иным.

Лицо ректора после этого заявления надо было видеть! Словами описать успевшую в мгновение ока промелькнуть гамму чувств практически нереально.

– Хорошо. Как скажете, – старикан как-то скукожился и, кажется, стал даже меньше. – Но на вопрос, откуда вы прибыли можете ответить?

А была не была!

– С Земли. Это планета в другой Вселенной, – смотря ему в глаза, честно отвечаю. – И предвосхищая ваш вопрос: сюда меня перенёс именно Кхёрн. Ещё что-то?

– Н-нет… что вы… благодарю… я… я очень рад… У нас! И такая студентка! Почту за честь! Вы уж простите…

Такие перемены удивили. Ох, чует моё сердце, не к добру старикан залебезил… не к добру. А я-то, наивная, уж вознадеялась, что сейчас меня отпустят! Да не тут-то было!

– А можно вас попросить об одной услуге?

О боги… что-то такой поворот меня совершенно не устраивает. Ведь что ему может быть нужно от меня лично? Ясно понятно ничего. А значит, речь явно о чём-то зависящем от Кхёрна. Без вариантов. А хочу ли я встречаться с богом? Совсем не уверена…

– Учитывая, что вы… пусть и разорвав ныне помолвку… простите… но… вы были избраны самим верховным! Позволю себе предположить… вы явно умеете хранить чужие тайны… и я хотел бы просить вас о помощи. Надеюсь вы не откажете?

Вот и что ответить? Напоминает: «Иди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что…» Так и тут: «Вы же не откажете в том не знаю чём…» Молчу. Смотрю на собеседника и жду продолжения. Тот, очевидно, принимает моё молчание за согласие и начинает свой рассказ:

– Видите ли, Екатерина, об этом никто из студентов, да и большая часть преподавательского состава не должны знать… – смотрит на меня, а в моей многострадальной голове лишь одна мысль: «Многообещающее начало…»

Тут ректор умолк, словно подбирая слова. Я завожусь… ну раздражать меня начинает этот антиквариат седовласый! На лекциях-то красноречив, и там его отступления мило дорого слушать, но сейчас? А он налил в невысокий широкий стакан воды из графина. Не столько попил, сколько просто смочил горло и, откашлявшись, продолжил:



Марина Андреева

Edited: 19.02.2018

Add to Library


Complain




Books language: