Превратности судьбы

Размер шрифта: - +

Глава 1

P.S.
История банальна, ничего сверх драматичного, просто парень и девушка, просто любовь. Нежный ванильный короткий роман. Те кто ждет от книги чего - то сверх потрясающего, проходите мимо, книга не для вас. Она для души и отдыха на пару часов)

 

****

Пролог

- Отдай немедленно! - Кричала маленькая девочка, сжав руки в кулачки; она стояла во дворе своего дома. По другую сторону металлического забора стоял мальчик ее возраста и выкручивал ее кукле ноги, злорадно смеясь.

- Не отдам! 

- Я расскажу Маме!

- Беги жалуйся плакса и нытик!

- Я не такая! Ты противный! Это моя игрушка!

- Она у меня во дворе, значит моя, и я делаю, что хочу!

- Ты украл ее! - не смотря на свое заявление, что не плакса, глаза девочки наполняются слезами. 

Эта кукла была ей очень дорога; её подарила ей любимая бабушка, которой уже нет в живых. Девочка шмыгает носом, проглатывает слезы и смело начинает карабкаться на забор, на верху у которого находятся острые концы штырей. Мальчик округляет глаза, а почти сломанная кукла выпадает из его рук.

- Ты куда полезла?! А ну обратно! Я позову твоего отца!

- Зови ябеда карябида! Я успею перелезть, пока он придет.

- Я отдам тебе куклу Лера, только лезь обратно, - голос мальчика становится испуганным, он очень умен для своих семи лет и понимает, что девочка может пораниться, как только доберется до верха и начнет перелазить.

- Ага! Испугался! А я вот перелезу, надаю тебе тумаков и снова покусаю! Мальчик потирает место в районе запястья, куда Лера его укусила на прошлой неделе. Было очень больно, ее острые зубки пронзили его кожу до крови; он даже не удержался и расплакался, когда его мама обрабатывала ему руку.

- Да-да, я испугался, я отдам куклу и уйду, только не надо перелезать сюда.

- Ха! Повторяй за мной, и я не перелезу.

- Хорошо, я повторю все, что скажешь.

- Я, Никита Авдеев, струсил и испугался, что меня побьёт Валерия Филатова, потому что она очень крутая! Повторяй громко!
Мальчик кривится, но все же повторяет за девочкой, повысив голос почти до крика.

- Все, а теперь слезай!

- Сначала кинь куклу обратно! - мальчик повинуется, девочка спускается на землю и с победоносной улыбкой подбирает куклу. Мальчик зло смотрит на нее.

- Ты еще пожалеешь, что заставила меня это сказать.

- Напугал кота сосиской! - отвечает девочка показав ему язык.

Посмотрев друг на друга с ненавистью, дети расходятся по домам; они не знают, почему так не любят друг друга, просто это есть. На следующий день все повторяется снова, дети ругаются и пытаются побить один другого. Их растаскивают родители, снисходительно улыбаясь - в отличии от своих детей у них вполне дружелюбные отношения. И так продолжается изо дня в день, из недели в неделю. Проходит три года, и семья мальчика вдруг переезжает: десятилетняя Лера безумно счастлива, наконец покой и свобода от этого несносного мальчишки!

Глава 1

Восемь лет спустя.

На прикроватной тумбочке завибрировал мой телефон, я кидаю последний взгляд на себя в зеркало. Просто замечательно: волосы цвета молочного шоколада уложены в идеальные локоны, голубые глаза кажутся ярче из-за неброского грамотного макияжа, на пухлых губах блестит прозрачный блеск. Нежно голубое платье легкого летнего фасона идеально сидит на стройной фигуре; отцу не будет стыдно перед новым партнером по бизнесу за внешний вид своих детей. Ну, во всяком случае за меня точно. Подмигнув своему отражению в зеркале, я разворачиваюсь и подхожу к телефону - звонит Настя, моя лучшая подруга.

- Привет, - я присаживаюсь на край кровати и застегиваю босоножки, прижимая плечом телефон к уху.

- Приветик! Лера, мы идем с Сергеем в кино, хочешь пойти с нами?

- Я бы с удовольствием, Насть, но, во-первых, не хочу быть третьей лишней: все-таки у вас свидание, и вы совсем недавно начали встречаться. А во-вторых, я в любом случае не смогу - у нас сегодня семейный ужин с новым партнером папы и его семьей: вроде как планируется слияние компаний.

- Как скучно звучит, надеюсь, ты не уснешь там за столом, слушая нудные разговоры о бизнесе, - я хихикнула в трубку.

- Остается надежда, что у папиного партнера есть дети, мои ровестники. И, может, они не дадут умереть мне от скуки.

- Ну, удачи вам там! После ужина позвонишь и расскажешь, как все прошло?

- Конечно, привет Сергею, мне пора, Настен.

- Ага, пока!

Я бросаю телефон в свою сумочку, а когда подхожу и обхватываю рукой ручку двери своей комнаты, снизу раздается папин басистый голос:

- Валерия, поторопись! Мы уже все в сборе, ждем одну тебя, - я распахиваю дверь и так быстро, как позволяют высокие каблуки спускаюсь по лестнице.

У двери стоит одетый с иголочки отец: его костюм серого цвета от Армани в не конкуренции; рядом Мама - элегантная, как всегда; мой младший брат Саша тоже одет, как следует, в его, таких же как и мои, голубых глазах блестит нетерпение и любопытство: в отличии от меня ему этот ужин очень интересен, ведь он боготворит отца и хочет идти по его стопам. В свои двенадцать лет он распланировал всю свою жизнь, лет эдак на пятьдесят вперед. Я тоже очень люблю отца, он замечательный, ничто и никогда не может отвлечь его от семьи - мы для него на первом месте, но я не хочу перенимать его бизнес, я поступила в МГУ на факультет политологии, это то, о чем я мечтала и кем я хочу стать. Отец и мама не удивились моему выбору, они говорят, что я помешана на политике еще с детства. У нас дружная семья, мы очень состоятельны, но не возносимся над другими из-за этого, родители воспитали нас правильно, мы ценим настоящую дружбу, искренность, преданность, этого не купить ни за какие деньги мира.

Я подхожу к отцу, он нежно мне улыбается, осматривая меня с ног до головы; приобняв меня за плечи он выходит из дома.

- Ты сегодня прекрасна, Лера, совсем взрослая, скоро тебя уведут из под моего носа, а я и глазом моргнуть не успею.

- Папочка не говори глупости, я никуда не собираюсь уходить и завязывать романтические отношения тоже. Для меня сейчас на первом месте учеба, я не хочу отвлекаться на всякие глупости.

- Котенок, не говори гоп, пока не перепрыгнула. Встретится на твоем пути парень, перед которым ты не сможешь устоять и влюбишься. И тогда все твои планы и расписанная жизнь покажутся неуместными и глупыми, - я с любопытством посмотрела на Маму. Ее глаза приняли мечтательное выражение - она что-то вспоминала; я перевела взгляд на моего красивого, статного отца, а он смотрел на маму с любовью.

- У тебя так было с Мамой, да?

- Да, котенок. Поверь мне, если на тебя обрушится искренняя и сильная любовь - все твои планы и приоритеты катятся в тартарары; не остается ни чего важнее человека, которого ты полюбила.

- Хорошо, Папа, я запомню, но все таки, влюбляться пока не собираюсь.

- А это, дочка, не будет зависеть от твоего желания: судьба штука сильная.

Мы подошли к папиному «Бентли Контенинталь», я по привычке подошла к задней двери и уже открыла ее, когда меня окликнул отец. Я подняла голову, он поднял руку с ключами и кинул мне, я едва их поймала.

- Неделю назад ты получила права, сегодня за рулем ты. Сдашь удачно экзамен мне, и завтра мы поедем выбирать тебе машину, - взвизгнула и бросилась к нему нашею, осыпая поцелуями все лицо. Отец, смеясь, кое-как отцепил мои руки от себя и чмокнул в лоб.

- Давая котенок, я в тебя верю.

До ресторана мы доехали без приключений, я была осторожным и законопослушным водителем. Отец всю дорого одобрительно кивал и ни разу не сделал никаких комментариев, что я делаю что-то неправильно. Заглушив двигатель и выйдя из машины, я вопросительно уставилась на отца, на его лице расплылась улыбка, он забрал у меня ключи и снова приобнял за плечи.

- Молодец Лера, я горжусь тобой. Завтра, как проснемся, в салон. Какую бы ты хотела модель? - я подпрыгнула на месте и по-детски хлопнула в ладоши. Мама улыбалась и смотрела на меня с гордостью, а в глазах Саши плескалась зависть, но не злобная.

- Совсем недавно вышла новая модель «Лексус NX», и я на него запала с первого взгляда, можно мне его?

- Конечно, котенок. 

Я снова подпрыгнула и на радостях расцеловала сначала папу, потом маму, и напоседок изворачивающегося Сашу. Я летала в облаках и мыслями уже находилась в своей новой машине. Ничего не замечая вокруг, я следовала за отцом и мамой к нашему зарезервированному столику; пришла я в себя, когда услышала приятный баритон, переведя глаза со спины отца, в которую смотрела все это время, на этот источник звука, встретилась с серыми глазами Константина Валерьевича? Мое сердце ухнуло, значит, это он новый партнер отца по бизнесу, вот так сюрприз! Он смотрел на меня и мягко улыбался, я улыбнулась в ответ, чего я собственно так разнервничалась? Подумаешь, отец Авдеева, партнер папы: мир от этого не рухнул, тем более, насколько я знаю, его сын, противный Никита, сейчас на гастролях где-то в Европе. После того, как они переехали всем семейством в Америку, а именно в Нью-Йорк, где-то через шесть лет Никита выступил на программе Американский идол и выиграл. За кротчайшие сроки он стал мега-популярной рок-звездой. У этого, шестнадцатилетнего на то время паренька, было все: великолепный голос, смазливая мордашка, отличная фигура и, с избытком, самоуверенности. Я знала этого болвана с детства, знала, какой он идиот, и что из себя представляет, поэтому не стала его очередной фанаткой. А вот Настя напротив сходила по нему с ума, вся ее комната была увешена его плакатами. Я понимаю, как ошиблась в своих выводах, что он на гастролях, когда где-то сбоку раздаётся новый, неизвестный голос. Оборачиваюсь на него и вижу перед собой Никиту во всей красе - он одет в серую рубашку с подкатанными рукавами и расстёгнутыми на груди двумя верхними пуговицами. Оба его запястья обхвачены широкими кожаными браслетами, а на груди какой-то кулон на шнурке, голубые джинсы идеально сидят на длинных ногах, его каштановые волосы находятся в творческом беспорядке. В общем, в отличии от нас, ни какого официоза в одежде и стиле. Я беру себя в руки и захлопываю открывшийся рот. Он смотрит на своего отца виновато.

- Прости пап, я опоздал, - его отец сдержанно кивает, пытаясь сделать строгое лицо, но у него плохо выходит, потому что глаза лучатся добром. 

Никита переводит идентичные своему отцу серые глаза на нас, приветствуя по очереди маму и отца, затем Сашу, который смотрит на него во все глаза. И вот, случается неизбежное: наши взгляды сталкиваются, а на его лице появляется та мерзкая улыбочка с детства. Он осматривает меня с ног до головы и одобрительно цокает, прежде чем вернуться к моим глазам.

- Здравствуй, Лера, безумно рад нашей встрече. Ты же меня помнишь, не так ли?

- Да, к сожалению, на память не жалуюсь, Никита, - отец кидает на меня строгий взгляд. Я плотно сжимаю губы, чтобы не ляпнуть еще что нибудь язвительное этой заносчивой и высокомерной звездочке.

Мы рассаживаемся за стол, я замечаю, что нет Натальи Николаевны - мамы Никиты. Но благоразумно держу рот на замке по этому поводу, это не мое дело. Рок-звезда садится прямо напротив меня, смотрит в упор и улыбается как идиот. Меня раздражает его улыбка, он весь целиком и полностью раздражает меня - детская неприязнь никуда не делась. Я делаю вид, что не замечаю его пристального взгляда, полностью его игнорирую, но он видимо не понимает этого, потому что начинает разговор:

- Итак, Лера, как поживаешь?

- Хорошо, у меня все просто отлично. 

Он нахально разглядывает меня.

- Да я вижу, ты чертовски похорошела, и куда делся тот гадкий утенок с крысиными серыми косичками? - во мне вспыхивает пожар ярости от его слов, а моя рука так и чешется схватить ближайший бокал с водой или вином - неважно, и плеснуть в его самодовольную физиономию. А потом снять его испачканного и ошарашенного на телефон и разослать эти снимки в папарацци. Но мне приходится сдерживать себя, я не хочу расстраивать Папу, да и этот поступок только покажет то, насколько меня задевают его слова. 

- Да и ты, Никита, очень изменился. Ну, куда девался тот симпатичный мальчик из детства, а? Наверно на тебя так повлияла звездная жизнь: наркотики, секс, рок-н-ролл. Бедняжечка, совсем затаскался, даже вон кожа посерела, и это в восемнадцать лет. Что же с тобой будет в тридцать? - вопреки моим ожиданиям, что Никита разозлится и начнет грубить, он вдруг начинает громко хохотать, отчего я вздрагиваю. Наши отцы, которые только что обсуждали какие-то аспекты бизнеса, замолкают и обращают свое внимание на нас, мама тоже поворачивает к нам голову и с любопытством смотрит на меня. Я пожимаю плечами, и незаметно покручиваю пальцем у виска. Отец Никиты переводит взгляд от Ника ко мне. Да чего они все на меня уставились? Смеется-то этот болван.

- Я… ох… простите, - Ник вытирает глаза от выступивших от смеха слез и глубоко дышит, пытаясь успокоиться.

- Ваша дочь, Вадим Дмитриевич, очень меня рассмешила. Она просто чудо, давно я так не смеялся, - папа переводит полный нежности взгляд на меня и подмигивает, а я улыбаюсь в ответ.

- Да, Никита, наша Лера - это сгусток энергии и позитива.

- Не сомневаюсь в этом, она само очарование, - наши родители, наконец вновь погружаются в свои обсуждения. Я смотрю в свою тарелку, не хочу снова видеть его приторную улыбочку.

- Что же ты прячешь свои прекрасные глаза, Лера: стало стыдно за свои слова? - я тут же вскидываю голову и смотрю на него с яростью, а он напротив улыбается очень приветливо - лицемер.

- Мне не стыдно, за правду не должно быть стыдно.

- Хочешь сказать, что я действительно плохо выгляжу?
- Да!
- Хм-м… А вот мои поклонницы в восторге от моего вида, может у тебя проблемы со зрением?

- Мое зрение стопроцентное, а вот у твоих поклонниц надеты розовые очки: вот они и не видят того, что скрыто за фасадом. 

Никита что-то хочет ответить, но его прерывает Мама. Она начинает закидывать его вопросами о карьере звезды; он отвечает ей, вежливо улыбаясь, но его серые глаза следят за мной. Я ощущаю неловкость из-за этого пристального взгляда и несколько раз роняю вилку. Весь остальной вечер Мама отвлекает Ника на себя, я благодарна ей за это, мне совсем не хочется с ним общаться, надеюсь, у наших отцов не войдет в привычку устраивать такие ужины почаще.



Анни Эминеску

Отредактировано: 04.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться