Превратности судьбы

Глава 6

Домой мы с Никитой возвращаемся на рассвете; мы пролежали на пляже всю ночь, смотря на звезды и разговаривая, знакомясь заново. Я узнала, что Ника еще с семи лет потянуло к музыке, но он молчал и ничего не говорил родителям, считал что быть певцом не мужское дело. Но, однажды его мама услышала, как он подпевает под любимую песню - он был в наушниках, с закрытыми глазами, поэтому не видел и не слышал, как в его комнату вошла мама. Она простояла в пороге до конца песни и лишь, когда он замолчал, она подошла к нему, сняла наушники, и сказала, что у Ника талант и не стоит зарывать его в землю. На тот момент Никите было тринадцать, они уже жили в Нью-Йорке, его мама начала водить его к учителям по вокалу, отец поддержал сына и жену, в течение трех лет Ника обучали и ставили голос самые лучшие учителя. И вот, в шестнадцать он с маминой подачки решил пробоваться в программе «Американский идол». Он не ожидал победы, просто хотел для начала немного засветиться, авось кто-то заметит, но на него обрушилась победа и ошеломительный успех: знаменитые продюсеры чуть друг друга не поубивали за контракт с Ником. Он очень долго выбирал и в конце концов остановился на самом спокойном и не столь знаменитом как остальные и попал в точку - его продюсер оказался достойным человеком, к вершине славы они поднимались вместе. И вот, предо мной рок-идол с идеальной внешностью плохого мальчика, но только снаружи и для камер, а на самом деле, как удалось познать мне, нежный, заботливый, парень и, что самое потрясающее? Этот парень смотрит на меня с обожанием.

Мы вошли в гостиную, все еще держась за руки. Мы так и застыли на полпути, когда обнаружили в столь ранний час наших отцов, вальяжно развалившихся на диване. Папа и Константин Валерьевич посмотрели на нас, потом их глаза одновременно опустились к нашим с Никитой переплетенным рукам. Мой отец усмехнулся и, подняв руку ладонью вверх, протянул ее к отцу Ника.

- Гони мои деньги, Костя: ты проиграл. Я же говорил, что дети будут вместе меньше чем через неделю, а ты давал месяц, уповая на упёртость моей дочери, - Константин Валерьевич хлопнул по ладони отца и поднялся на ноги с наглой усмешкой.

- Завтра отдам, сейчас при мне нет таких денег, - мы с Никитой переглянулись в немом шоке, заговорили мы в унисон и с одинаковой интонацией:

- Вы что, поспорили на нас?! - Наши отцы сделали вид, что чувствуют себя виноватыми и опустили глаза в пол, но на их губах играли идентичные дьявольские усмешки.

Это было невероятно: наши отцы поспорили на то, через какое время мы будем вместе с Никитой. Уму непостижимо, старые интриганы! Порычав на нерадивых отцов, мы с Никитой с недовольным видом направились наверх; у своих дверей мы остановились не в силах расцепить руки и расстаться даже на такое короткое время, как сон. Через пять минут сомнений и внутренней борьбы, я потянула Ника в свою комнату. Мы молчали, тишина была удобной, ненавязчивой, я прилегла на кровать, Никита устроился рядом, мягко привлекая меня в свои объятия. Я немного повозилась, удобнее устраиваясь в его руках, он коснулся губами моей макушки, я протяжно вздохнула и прикрыла глаза, прислушиваясь к его размеренному тихому дыханию, и через минуту на меня навалилась дрема.

На следующий день мы всей семьей пошли на пляж, Никита надел кепку надвинув ее низко на глаза - на пляже было слишком много народу, и кто-нибудь, мог его узнать. На пляже Сашка самый первый с воплем понёсся к воде, меня тоже съедало нетерпение окунуться в соленую прохладу морской воды, но Никита присел на песок и раздеваться не спешил. Наши отцы и моя Мама разлеглись на шезлонгах, млея на солнце; кстати, Мама восприняла новость, что мы с Никитой вместе вполне спокойно и даже с понимающей улыбкой. Кажется, все вокруг были уверены, что нас ожидает с Никитой. Это немного нервировало, я что, такая предсказуемая? 

Я сняла футболку и взглянула на Ника:

- Ты что, не будешь купаться? - Он поднял голову, его глаза скрывались в тени бейсболки.

- Не думаю, что это хорошая идея: меня могут заметить, а мне что-то не улыбается сейчас пробегать марафон.

- Брось, тебе не обязательно снимать бейсболку, чтобы зайти в воду. Не думаю что твои фанаты настолько близко знакомы с твоим телом, чтобы узнать его… или?

- Никаких или, но ты права, я просто останусь в кепке, кому какая разница?… - Никита поднялся на ноги и начал расстёгивать свою легкую, летнюю рубашку. Он стоял ко мне спиной, когда стягивал ее, моему взору открылась его широкая мускулистая спина с татуировкой черного китайского дракона. Она начиналась от его поясницы и заканчивалась в районе правого плеча, дракон извивался кольцом, морда его была изображена в агрессивном выражении, я как загипнотизированная подошла к нему и притронулась к татушке кончиками пальцев, он вздрогнул и обернулся через плечо, наши глаза встретились.

- Здорово, когда ты это сделал? - Пролепетала я.

- В семнадцать, нравится?

- Да, так горячо…

- Так тебе нравятся плохие парни с татуировками?

- Нет, мне нравишься ты, - он полностью обернулся ко мне. Пригнувшись Никита подхватил меня на руки, я взвизгнула от неожиданности и по инерции обвила его шею руками, он пошел вместе со мной к воде.

- Знаешь, Никита, у меня ведь ноги есть.

- Знаю, но мне доставляет удовольствие нести тебя, ты против?

- Нет, только за, но я могу привыкнуть и носить тебе тогда меня до скончания веков.

- Мне нравится эта перспектива - ты постоянно в моих руках, ммм… так что можешь смело привыкать, котенок, - я приподняла голову и заглянула в его глаза.

- Почему ты называешь меня котенком? Да и Папа тоже…

- Потому что ты похожа на маленького, ершистого, но дико милого котенка.

- Хм… ну ладно, так и быть, можешь меня так называть, но не забывай моего имени.

- Такое красивое имя не забудешь, Валерия.

- Льстец.

Никита уже зашел в воду по пояс, его коварная улыбка была единственным предупреждением прежде, чем он ушел под воду вместе со мной. Когда мы вынырнули обратно, я со злостью начала вырываться с его рук, но он не отпускал, крепко прижимая меня к себе и хохоча во весь голос. Я стукнула кулачком по его обнажённой, рельефной груди.

- Ты идиот! Тебе что, доставляет особое удовольствие меня топить? Ты вообще… - Все еще посмеиваясь, Ник резко склонился ко мне и накрыл мои губы своими прерывая мои вопли. Вода с его кепки стекала мне на лицо, но я не обратила внимание на это, моментально уносясь в страну сладкой истомы от горячих требовательных губ Никиты. Он был переменчив словно ветер, я никак не могла разгадать его характер: вот он задумчивый и серьезный, через минуту смеется, шутит и достает меня. То он нежный и заботливый, порой страстный и напористый, вот как сейчас в этом поцелуе, он так целовал… я теряла всю себя в нем, в этих ощущениях, что он дарил. Это пугало - те чувства, что он во мне вызывал. Но я не могла сопротивляться, я летела на его пламя словно мотылек, страшно было обжечься или еще хуже, сгореть дотла, и все же я как загипнотизированная продолжала двигаться дальше к нему навстречу.

- Ребята, я все понимаю: молодость, горячность, но не забывайте, что здесь ваши родители, - Никита отстранился, но не отводил своих глаз от моих, когда отвечал моему отцу.

- Извините, мы постараемся держать себя в руках при вас. 

Мой отец усмехнулся.

- Значит, без нас вы даже не будете пытаться сдерживаться? Никита, моя дочь все еще девственница, на сколько я знаю и надеюсь, что хотя бы до конца этого двухнедельного отдыха она ей и останется, - я аж подпрыгнула в руках Ника, не веря своим ушам, повернулась к отцу, моё лицо горело огнем от стыда.

- Папа! Да что с тобой?! Боже! Пожалуй, хуже уже быть не может, - отец тихо посмеиваясь сделал несколько шагов вперед и ушёл под воду, как человек амфибия.

Пока я возмущенно наблюдала за отцом, я чувствовала на себе прожигающий взгляд Ника. Медленно я вернула свой взгляд к нему, его брови поползли вверх, на лице было сосредоточенное выражение.

- Это правда? - Тихо спросил он.

- Ты о чем?

- О том, что сказал Вадим Дмитриевич… у тебя никого еще не было? Ты… невинна? - Кажется в его голосе проскальзывало неверие и что-то еще, что я не могла понять. Я гордо вскинула подбородок.

- И что? Это проблема? Что в этом такого? Это плохо? - Никита окинул меня взглядом с ног до головы; когда наши глаза снова встретились, на его лице появилась нежная улыбка - в нем плескалась бура чувств, я не могла уследить за сменой его эмоций: неверие, счастье, удовольствие, бесконечная нежность... Я совсем запуталась.

- Это просто удивительно! Ты красивая, уверенная в себе девушка без комплексов, да куда парни в Москве смотрят? Я думал, у тебя уже есть опыт в отношениях. Ну, кто бы упустил такую девушку, как ты? - Я расслабилась и обмякла, он наконец спустил меня с рук и поставил напротив себя, но рук с моей талии не убирал.

- Ну, вот так вот вышло. Все вышеперечисленное тобой не дает мне повод прыгать в постель к первому встречному - я серьезно отношусь к этому… процессу и хочу, чтобы это было только с любимым человеком. Нет, не в первую брачную ночь - в любое время, просто я еще не влюблялась… - Никита поднял руку и нежно провел тыльной стороной ладони по моей щеке.

- Я надеюсь, что тот, кого ты полюбишь, буду я и никто иной.

- Ты так хочешь со мной заняться сексом?

- Нет, глупая, я так хочу быть для тебя единственным, особенным, любимым.

- Ох, ну это меняет дело, но не будем забегать вперед, хорошо?

- Думаю, я уже забежал очень далеко, - Никита снова склонился к моим губам.

- О чем ты? - Успела спросить я, он ответил мне в самые губы, перед тем, как подарить новый, безумно сладкий поцелуй.

- О любви…

Через день Никита постучал в дверь моей комнаты, когда я болтала по телефону с Настей. Она была взволнована, ей нужно было высказаться, у неё была задержка на неделю, и я, как могла, успокаивала ее. Настя боялась сказать об этом Сергею: ей едва восемнадцать исполнилось, а ему девятнадцать и стать молодыми родителями - не то, о чем они мечтали. Никита присел, а потом лег на мою кровать, закинув руку за голову, я кинула на него извиняющийся взгляд, он мягко улыбнулся и подмигнул, я не смогла сдержать ответной улыбки.

- Лера мне нужно сделать тест, я купила их с десяток, но у меня так трясутся руки, что я не могу открыть упаковку, бли-и-ин… а вдруг они будут положительными? Мне страшно, я не могу сделать это одна, Лера что же делать? фухх… кажется, я сейчас потеряю сознание, - на том конце линии послышались всхлипы Насти, моё сердце сжалось от тревоги за любимую подругу.

- Настен, успокойся. Так, делай, как я говорю, у тебя приступ паники: сядь на пол и опусти голову между коленями, сделай глубокий вдох через нос и выдохни через рот, так несколько раз и вот увидишь, тебе полегчает, давай, делай, как я тебе говорю, - я услышала шуршание, а затем вдохи и выдохи Насти. Неосознанно, я начала дышать вместе с ней, через минуту она вернулась к разговору.

- И правда полегчало, спасибо, Лер, слушай,… знаю, возможно прошу много, но не могла бы ты приехать, с тобой мне будет не так страшно сделать этот проклятый тест, - я вздохнула и покусала губы, как обычно делала, когда нервничала. Я не могла отказать Насте, ведь, окажись я на её месте, не сомневаюсь, она бы примчалась ко мне с другого конца света. Не хотелось оставлять Никиту, у нас и так осталось немного времени, скоро он уедет, ох дилемма… Пересилила преданная дружба, я снова протяжно вздохнула.

- Хорошо, Настя, я позвоню в аэропорт и забронирую билет на ближайший рейс, но думаю сегодня вечером я буду уже у тебя, - я услышала всхлипы подруги.

- Спасибо, Лера, ты лучшая, приезжай скорее, иначе я с ума сойду. 

Попрощавшись я отключилась и бросила телефон на постель рядом с собой. Никита сел и вопросительно посмотрел на меня, я потерла лицо руками и взглянула на него сквозь пальцы.

- Настя думает, что беременна, у неё паника и ей нужна моя поддержка. Я лечу в Москву сегодня, прости, что оставляю тебя. - Я потянулась за мобильным, чтобы позвонить в аэропорт, но Никита перехватил мою руку, я подняла на него взгляд.

- Я позвоню и сам закажу билеты, я лечу с тобой. Ты что, действительно думала, что я останусь здесь без тебя? Нет, летим вместе. 

Я встала коленями на постель и, схватив Ника за шиворот футболки, потянула на себя, ища его губы. Ник обхватил меня за талию руками, одновременно слившись со мной в поцелуе и усадил меня верхом на себя, зарывшись одной рукой в мои волосы, другой он притянул меня в плотную к своему, горячему, твердому телу. Я вспомнила о билетах на самолет через долгое время и нежно оттолкнув Ника, я слезла с его колен.

- Билеты, Ник, звони. - Никита взъерошил свои и так растрёпанные моими руками волосы и несколько раз вздохнул, восстанавливая дыхание, он вытащил из кармана своих джинс телефон и набрал номер.

- Здравствуйте, мне нужны два билета до Москвы на самый ближайший рейс. Хорошо, да, я буду бронировать. 

Забронировав нам билеты Никита кинул свой телефон рядом с моим.

- Так, мы вылетаем в двенадцать ночи сегодня и это значит, у нас впереди целый свободный день. Я зашёл к тебе не просто так, вообще-то я хотел пригласить тебя на наше первое свидание, любишь пикник? - Я подошла к нему и присела рядом.

- Люблю, свидание? Я только за.

- Какое вино любишь?

- Тут все просто, как и все женщины - красное полусладкое не крепленное.

- Отлично, Итальянское? Я привез с собой бутылку замечательного Итальянского вина.

- И снова положительно, когда мне быть готовой? - Ник схватил свой телефон и провел пальцем по сенсорному экрану.

- Сейчас три часа, думаю, к шести будет самое время.

- Хорошо, а теперь иди, я хочу принять ванну. 

Ник поднялся с кровати и потянулся как большой кот, его футболка задралась, оголяя немного кубики пресса на животе, я не удержалась и прикоснулась к ним рукой, Ник тут же отскочил от меня как ошпаренный, когда наши глаза встретилась, я потупилась и покраснела от интенсивности его взгляда.

- Твоя неопытность и любопытство сносят мою крышу, Лер. Так что, пожалуйста, не провоцируй меня вот такими своими невинными прикосновениями - я не железный, - я почувствовала как Никита снова подошёл ко мне, глаз я все ещё поднять не могла, Ник приподнял мой подбородок рукой и нежно коснулся моих губ своими.

- Не надо меня стесняться, Котенок, ты очаровательна, я пойду и подготовлюсь к нашему пикнику. 

- Помощь нужна? 

Он щелкнул меня по носу, я нахмурилась и потерла нос.

- Нет, это же я устраиваю свидание, ты должна только на него явиться, остальное я все сделаю сам.



Анни Эминеску

Отредактировано: 04.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться