Презумпция несчастья

Размер шрифта: - +

Глава IV

Когда тебе уже далеко не двадцать пять, мир ощущается по-другому. Тело начинает играть с тобой в русскую рулетку – итак, что у нас заболит сегодня: сектор «колено» на барабане. Значит, жди ноющее колено на целый день. К этому, к большому сожалению, привыкаешь, но сильно устаешь, слишком сильно. Иной раз задумываешься: «А для чего я сегодня встал?» и сам себе же отвечаешь: «Точно, потому что так надо». Ты встаешь, делаешь все свои дела, которые с возрастом превращаются не просто в дела, а в чертовое ограбление банка, где ты - непутевый грабитель с перочинным ножом, а вокруг тебя вооруженные до зубов полицейские. Затем проводишь ритуал, который повторяешь каждый день из года в год. И не потому, что хочется, а потому что привык. И если что-то идет не по плану, то настроение, а с ним и день гарантировано, испорчены. Ритуал выполнен – и вот, ты готов к новому, чтоб его, дню.

Я всегда останавливаюсь возле фотографии Майка, когда спускаюсь по лестнице на первый этаж. Это была фотография в тот год, что мы встретились. На ней счастливое смеющееся лицо десятилетнего мальчика. Это всегда поднимает мне настроение. Я стараюсь не впадать в цветные ностальгические воспоминания, которые в конечном счете разбиваются на мелкие кусочки о серое настоящее, словно упавший со стола хрустальный бокал, разлетающийся вдребезги от недружелюбной встречи с полом.

Иногда на секунду я задумываюсь для чего мне такой большой дом одному, а затем вспоминаю отца, то, как он хотел уехать, и почему я был против. Он ведь так и умер в том доме. С тех пор ничего не поменялось, я по-прежнему ненавижу собирать вещи. И это, наверное, основная причина, почему я еще здесь. В этот момент я всегда ухмыляюсь. Странный повод, чтобы вспомнить родителя.

Немного переведя дух, я ковыляю на работу, благо она недалеко. Сейчас я помогаю мисс Филгут в ее небольшом семейном кафе. Оно семейное не сколько потому, что приходят туда обычно с семьей, а потому что, обстановка и команда тут семейная. Мне нравится работать у мисс Филгут. Она красивая и умная женщина. К тому же невероятно смешная, добрая и отзывчивая натура, что в наше время клад ценнее нефти. Да и кафе мне по душе. Люди идут к нам за возможностью просто посидеть и пообщаться со всем заведением. Здесь я чувствую себя еще живым. К тому же, мисс Филгут всегда дает мне домой свой чудесный черничный пирог. Можете мне поверить, что это самый сочный и вкусный черничный пирог, который когда-либо мог попробовать человек.

В кафе еще пусто. Мои молодые напарники Дуг и Кристи еще не пришли и не устроили карнавал. Они всегда задорно и шумно врываются внутрь. Даже когда у них, казалось бы, плохое настроение они все равно не выглядят унылыми. Я в их возрасте был не таким, но их веселье, на удивление, не выводит меня из себя, скорее развлекает. Мисс Холли Филгут уже была на работе и расставляла стулья, когда я небрежно протиснулся внутрь. Она всегда приходила первой, а уходила последней. В этом нет ничего необычного, когда ты всей душой отдаешься делу. Она услышала, как я зашел, повернулась и засияла улыбкой:

 - Здравствуйте, Джек.

- Здравствуйте, мисс Филгут. Озорные анимашки еще не появились? - ответил я тут же и принялся помогать. Мисс Филгут заразительно и искренне засмеялась, чем заставила и меня натянуть свою морщинистую улыбку.

 - Джек, - сказала она, - ну сколько можно? Зовите меня Холли.

- Мне нравится, что мы каждое утро начинаем с одного и того же, - я улыбнулся. Она кокетливо улыбнулась в ответ:

- Мне тоже, - она взяла паузу, а потом продолжила. - Но Джек, ответьте мне на вопрос.

 - Какой? – Я уже протирал столы.

- Вам нравится мой пирог, Джек? - Я остановился и изумленно посмотрел на мисс Филгут:

- Безусловно! Это лучший пирог, что я пробовал! - Она продолжила:

- А когда я даю его Вам каждый день, Вы несете его домой и съедаете?

- Естественно. Я еще делюсь с соседским ребенком. Один я все не могу съесть, а парень вроде бы неплохой, да и не пропадать же такому добру. А почему Вы спрашиваете?

- А как по-вашему - это дружеские отношения? - Я слегка замялся:

- Да, непременно.

- А, как Вы зовете друзей, Джек?

- Обычно я зову их мерзавцами, но я понял, к чему Вы клоните.

- Тогда будьте любезны зовите меня Холли, иначе я перестану давать Вам пироги.

- Хорошо, Холли, за Ваши пироги я душу продам – уговорили.



Jon Foler

Отредактировано: 30.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться