Презумпция несчастья

Размер шрифта: - +

Глава V

Я уже неделю, как вернулся, но все еще ощущал ностальгические чувства при одной только мысли, что я дома. Несмотря на прохладную встречу отца, я чувствовал, что он рад меня видеть. Пока я приводил свои дела в порядок, пролетело уйма времени, а я еще не видел Никки и своих друзей.

Мы не виделись с Никки три месяца, и я сильно соскучился. Мы не смогли увидеться раньше из-за ее работы, она была вынуждена уехать на полторы недели, и вот теперь я спешу к ней на встречу в наше любимое кафе.

 Никки весьма женственная натура. Она чуть ниже меня ростом. Рыжая, скорее всего крашенная, потому что тело не усеяно огромными веснушками. Грудь у нее была средних размеров - в самый раз, как говорится. Вообще, смотреть на нее было одно удовольствие. Хотя если закрыть глаза, то я почему-то никак не могу вспомнить цвет ее глаз, где у нее родинки, форму носа и тому подобное. Мне это казалось странным лишь в тот момент, когда в каком-нибудь сопливом фильме герои начинают рассуждать о любви и вспоминают свою любовь буквально на ощупь, но это чувство неловкости и философские размышления об отношениях быстро проходили. Однако несмотря на все эти витиеватости моего представления о любви, у меня стойкое чувство, что я всегда узнаю Никки, в любой толпе, в любом месте. Глядя на нее можно выдавить только слово «шикарная», пока слюни заполняют весь твой рот и уже начинают капать на брюки. Она, казалось бы, никогда не старалась выглядеть как последняя стриптизерша, но к обычным, вроде бы, вещам она добавляла частичку разврата. То декольте больше положенного, то разрез на юбке начинался выше, чем у других девушек. В итоге, Никки была просто сногсшибательна. Мы были одной из тех пар, про которые говорили: как это вообще возможно, что такая девушка встречалась с этим вот? Но так уж случилось. Кузина моего друга Дика приехала на его день рождение в наш город, там мы с ней и познакомились. Ей так понравился этот город, что она решила остаться и обрасти корнями. Уже тогда мне стоило бы задуматься. А дальше, я опомниться не успел, как мы стали встречаться. Хотел ли я этого? Разумеется. А то, кто бы не хотел на моем месте? Но отношения перетекли в вялотекущую рутину слишком быстро, они вряд ли кому-то могли доставить удовольствие. Однако эту тему мы старались не затрагивать, да и вообще обходили стороной любые темы, связанные с нашими «прочными» отношениями. Все вертелось, как и должно было вертеться: совместные походы в кафе, прогулки в дождливую погоду, временами почти не унылый секс. Не знаю, устраивали ее такие отношения или нет, но мне было все равно. Конечно, надо быть полным кретином, чтобы быть уверенным, что такое положение дел может устраивать девушку, которая с каждым годом стремительно, как несчастный космический корабль захваченный притяжением черной дыры, приближается к той стадии, когда на внешнюю красоту совсем уже не обращают внимания. Но какой кретин признается себе, что он кретин, не так ли? Я, как нетрудно было догадаться, как раз один из таких.

Она стояла возле входа и сияла. Сияла как нарядная и мягкая рождественская елка, как ночное небо, усыпанное миллионами звезд. Я не смог сдержать улыбку, которая растянула мое лицо в радостных порывах. Я подбежал к ней, поцеловал и обнял так, как никогда прежде. Мы, не сказав друг другу ни слова, обнявшись, отправились внутрь. Спустя десять минут я почувствовал, что радость была мимолетной, и это чувство счастья стало действовать все слабее. Это как наркоман, который понимает, что стандартная доза его уже не вставляет и надо больше, но взять еще не на что и начинается ломка. Моя ломка была обычной злостью. Злостью неудачника, который всю свою никчемную жизнь делал неправильный выбор, совершал не те поступки и никогда не смотрелся в зеркало. А смотреться надо так, чтобы по-настоящему. Необходимо взглянуть на себя, свою жизнь и попытаться после этого отмыть зеркало от собственной рвоты, потому что от такого убого вида просто не может не вывернуть.

- Ну что, как съездил? Как там очкарик поживает?

Никки пила коктейль, улыбалась и смотрела мне в глаза.

- Стив очень бы обрадовался тому, как ты его называешь. А у тебя как работа? Удачно все прошло?

Никки мгновенно отставила свой коктейль и начала изливать на меня весь поток информации, который не могла выплеснуть три долгих месяца. Честно признаться, я не помню на каком моменте, перестал слушать. Однако это не помешало уловить суть рассказа. Клиенты довольны, а Никки как всегда лучше всех. Я в этом никогда и не сомневался, даже если это не так, мне это было неинтересно. Тут уже многие могут подумать, что я чудовище. Может быть, но будь таких чудовищ больше, возможно мир не был бы таким безнадежным.

Внезапно даже для самого себя, я сказал, что скучал по ней. И, похоже, мой вид в этот момент напоминал несчастного щенка, свернувшегося калачиком под проливным дождем, потому что глаза Никки наполнились умилением и жалостью. Не изменив выражения лица и дополнив к нему соответствующий тон, она сказала, что тоже скучала и предложила поехать к ней, ведь ее подруги как раз не было дома. Я, не задумываясь, подыграл, хотя и сам не понимал для чего.

Секс подкинул мне еще одну дозу удовлетворенности в жизни. Мы еще повалялись вместе с Никки, поужинали, потом вернулась Глория – подруга и соседка Никки, которую я терпеть не мог. Это тот человек, который выводит Вас из себя без видимой причины. Скорее всего, это просто я больной на голову, но ничего с собой поделать не могу. И, под предлогом того, что мне нужно помочь отцу, слинял и не стал оставаться на ночь. Казалось, что день весьма удачный, но для таких людей как я это означает снять пистолет с предохранителя и пальнуть себе в ногу.



Jon Foler

Отредактировано: 30.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться