Прибрежник

Размер шрифта: - +

Эпизод 4

4

Нэти вернулся в каюту, осмотрелся и принялся будить Марана Келли. Револьвер из-под по­душки давно уже перекочевал в кобуру лейтенанта, а вот винтовка Келли куда-то запро­пала. С вечера она стояла в углу рядом со шкафом, но теперь ее там не было! Нэти долго тряс Марана за плечи, но добился лишь невнятного мычания. Глаз Келли так и не открыл. Рикат еще раз оглядел каюту с безмятежно похрапывающими обитателями и решительно шагнул к двери в глубине каюты, откуда в первый раз выходила Женщина в Черном.

С первого взгляда он понял, что упрятать винтовку в такой крошечной каморке сложно. Двухъярусная койка, деревянный матросский сундук возле нее и похожий на мяч предмет, на­крытый белой салфеткой на доске откидного стола - это все.

Нэти машинально потянул салфетку за край и невольно вздрогнул, отшат­ываясь. На блюде под салфеткой лежала человеческая голова!

Длинные воло­сы каштановой волной спускались по щеке, прикрывая шею. Смерть не изуродовало прекрасное женское лицо, только прида­ла фарфоровую белизну щекам и положила коричневую тень у опущенных век.

Секунду Рикат смотрел на невероятную находку, потом резко набросил салфетку и отступил назад. Дверь предательски скрипнула.

- Чакта!

Нэти обернулся: на ступеньках трапа стояла Ирил, а с койки соскакивал разбуженный капитан. Рука Нэти рванулась к кобуре, но попала в тиски, так и не добравшись до ре­вольвера. Ее не спеша отвели в сторону, потом так же неторопливо заломили за спину. Рыжий Миде тем временем освободил кобуру от тяжести оружия и сочувственно потрепал лейтенанта по щеке:

- Уж, если не везет, то по-крупному!

Вместо ответа прибрежник охнул и стал оседать на пол. Едва удивленный капитан ослабил хватку, Нэти выдернул правую руку, левой двинул Миде в солнечное сплетение и прыгнул к трапу. Ирил благоразумно посторонилась. Пока Чакта пересту­пал через скрюченного матроса, Нэти почти одолел трап... но чуть не напоролся лбом на ствол винтовки.

- Торопишься? - Герни был очень вежлив. - А проститься?

Рассвирепевший капитан буквально сдернул Риката с трапа, заломил ему за спину руки и связал их поданной Ирил черной шалью.

- Шустрый парень! - все еще морщась, проворчал с пола Миде.

Герни спустился, обошел койку, на которой беспробудно спал Келли и помог Миде подняться:

- Тебе-то кто шустрить не давал?

- На что вы надеетесь?! - Рикат смотрел на капитана, но обращался к Ирил. - Патруль будет нас искать!

Чакта молча снял с себя кожаный ремень, наклонился и стянул ноги Риката у щиколоток.

- Ч-что случилось? - сверху появилась Элен, и голос у нее дрожал. Элен часто задает дурацкие вопросы, и никто ей не ответил.

- Все вон! - приказала Ирил. - Кроме Герни. Оружие - утопить!

Миде не хотелось расставаться с офицерским револьвером. Тяжко вздыхая, он посмотрел на оружие полным сожаления взглядом, а вот винтовку у Герни забрал очень охотно и быстро взбежал вверх по трапу. Повинуясь молчали­вому кивку Ирил, капитан стащил с койки Келли и также поволок наверх, причем, Маран Келли даже не проснулся.

- Оставьте его, подонки! Вы за это ответите! - Нэти начал чертыхаться так рьяно, что кажется, переплюнул даже нашего капитана. При этом он норовил стукнуть головой близстоящего Герни, так что секретарю даже пришлось уворачиваться. Ирил поморщилась:

- Слишком шумно!

Герни проворно обыскал карманы лейтенанта, выудил слегка помятый платок, примерился и ловко затолкал в рот владельца.

- Я сказала: все вон, Элен!

Как не был взвинчен Рикат, все же он с удивлением взглянул на человека, которого все время принимал за маль­чишку. Элен жалобно заморгала, но уходить не спешила:

- Что ты собираешься делать?

Ирил не ответила, несколько секунд она о чем-то думала, потом сказала уже другим тоном:

- Впрочем, можешь остаться. Принеси свечи. Герни,
печь едва горит!

Нэти понял, что попал в руки безумцев. Он слышал о лю­дях, поклоняющихся черным богам, предающим жестокой смерти несчастных, назначенных на роль жертвы. Он будет сле­дующим?!

Желая порвать путы, Нэти дернулся так, что не устоял на ногах. Ирил не обратила внимания на звук падения: она расставляла на полу свечи. Герни отодвинул заслонку печи, подбросил сухих поленьев, отчего пламя вспыхнуло с удвоенной силой, и отошел, оставив топку открытой.

- Давай его! Элен, отойди. Дальше!

Элен прижалась спиной к двери маленькой каюты и, глотая слезы, наблюдала, как Герни подтаскивает отчаянно извивающе­гося прибрежника к топке. Девчонке было жаль лейтенанта, но вмешиваться она боялась.

Наконец Герни бросил пленника почти у самой печурки и отступил за линию свечей. Четыре горящие свечи окружали Нэти: две в ногах, две по бокам, над головой у него гудела печь. Тяжело дыша, Рикат ждал и готовился к последней схват­ке.

Ирил подошла и стала слева от Нэти. Лицо женщины В Чер­ном можно было бы назвать печальным и добрым, особенно, если не знать, что она собиралась делать.



Алина Болото

Отредактировано: 27.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться