Прибрежник

Размер шрифта: - +

Эпизод 11

11

Нэти снимал комнату у престарелой четы Джози на самой окраине города. Хозяин держал бакалейную лавку, но когда совсем рядом открылся новый магазинчик, часть клиентов плавно перетекла туда, и супругам пришлось сдавать квартиру внаем.

Со стариками Рикат неплохо ладил, как только у него появлялись деньги, старался заплатить вперед, и в лавке ему предостав­ляли неограниченный кредит. Пожалуй, Джози мог бы занять квартиранту денег на билет (в счет будущего жалования).

Светила полная луна, влюбленные кошки шарахались из-под ног лейтенанта, а Нэти все шел и шел. Желая оторваться от слежки, он долго петлял по ночным улицам Стэката, и теперь был уверен, что преследователь отстал. Было уже далеко за полночь, он внезапно подумал о Кошечке Лори. Кошечка имела разветвленные знакомства, она могла замолвить за лейтенанта словечко в самых высоких кругах, если... Если простит внезапное исчезновение поклонника!

Отдаленный цокот копыт застиг Риката в двух кварталах от дома Лори. Нэти юркнул в оплетенную плющом каменную арку, затаился, и кеб промчался совсем рядом. Но на повороте дверца кеба вдруг распахнулась, мелькнуло что-то, похожее на крыло, и на мостовой осталась лежать большая кукла. (Таких кукол любят выставлять в витринах магазинов игрушек для привлечения малышей и опустошения кошельков их родителей). Старинное платье с юбкой-колоколом, кружев­ными оборками и газовой пелериной выглядело неправдоподобно красивым. Именно эту, мелькнувшую в лунном свете пелерину, Рикат принял за крыло. Когда “кукла”, охнув, попыталась сесть, Нэти сам не за­метил, как покинул убежище.

- Что случилось? - “Кукла” отшатнулась от внезапно возникшего из темноты прибрежника, вскинула руку, защищая локтем голову, при­колотый на макушке бант свалился и повис над левым ухом. - Спокойно! - Рикат поднял испуганную “игрушку”, и тут же ощутил в ладони липкую вла­гу: вся тыльная сторона ее руки была содрана до крови. “Куклу” колотила дрожь, разорванный рукав платья повис жалкой тряпи­цей.

- Ради Бога, спасите меня! - нежный голос девушки был полон отчаяния. Рикат тут же забыл о собственных неприятностях, и, схватив пострадавшую в охапку, потянул в сторону спасительной темноты арки. Но “кукла” вывернулась, оставив в его объятиях лохмотья рукава, и зашептала умоляюще: - Нет, они сейчас вер­нутся и найдут нас! Надо бежать!

Бежать? После нескольких часов скитания по городу Рикат предпочел бы что-нибудь менее суетное. Но дама не просто настаивала, сбросив с ног бальные туфельки, она без лишних церемоний сунула их в карманы сюртука Риката, повернулась и бросилась бежать так быстро, что лейтенант сразу же отстал. Впрочем, услыхав позади шум при­ближающегося экипажа, он прибавил скорость. Предательская луна светила в спину, и Нэти всей кожей чувствовал, как заметны они с девушкой для настигающей погони. Сделав отчаянный рывок, он догнал “куклу”.

- Сворачивай влево! - крикнул ей на бегу.

Дом Кошечки Лори находился в самой высокой части города. Одна из ведущих к нему улиц в конце каждого квартала имела лестницу со ступенями, сложенными из грубых каменных глыб. Эки­пажу там не проехать!

Однако Рикат раскаялся в собственном вы­боре, как только со всего маху ударился о такую ступеньку большим пальцем правой ноги. Толстая кожа башмака не спасла. Нэти принялся громко и вдохновенно клясть по очереди: себя, лю­бительниц ночных приключений, город, которому вздумалось расположиться террасами, идиотов, по ночам гоняющихся за девочками, а заодно и луну с ее кривой улыбкой. Он говорил долго и страстно, и потому не сразу заметил, что они уже перешли на шаг, а “кукла” в ответ на его слова довольно глупо хихикает.

- Я тебя где-то видел! - сказал Нэти. прервав самого себя, и вгляделся внимательнее.

- В самом деле? - тряхнув туго закрученными темными локонами, не сов­сем натурально изумилась “кукла”. - А я...

Она осеклась. Впереди, преграждая путь, стояли двое. Одного из них Рикат сразу узнал: личный адъютант Гарунди - Клаус Замме, известная всему управлению сволочь. Поговаривали, что именно он отправил в досрочную отставку предыдущего шефа морского отдела, сочинив на него донос в столицу. Клаус от­чего-то держался за шею, и вообще в его фигуре чувствовалась какая-то неуверенность. Зато от его спутника, чернобородого горца, веяло мрачной решимостью. Кажется, именно он был кучером злосчастного кеба, от которого Нэти и его спутница так “успешно” бежали.

Рикат растянул губы в приветливой улыбке:

- Привет, Клаус! - весело поздоровался с сослуживцем. - Своих не узнаешь?!

Клаус вытаращил и без того выпуклые глаза и протянул удивленно:

- Ты ее поймал? А Гарунди о тебе ничего не говорил!

- Поймал-поймал! - жизнерадостным тоном подтвердил Нэти. - У тебя деньги есть? Займи до завтра!

Между тем чернобородый подошел ближе, взял “куклу” за волосы и не спеша стал накручивать на руку. Девушка молча привстала на цыпочки, подчиняясь движениям руки, а потом вдруг резко рванулась вниз и ударила коленом... Раз­дался звериный вопль, чернобородый от боли согнулся, сжимая в руке локоны сорванного парика. Тем временем, хорошо поставленным ударом Нэти послал в нокаут личного адъютанта шефа. Белое платье пронеслось мимо Риката и запрыгало по ступеням, увлекая лейтенанта за собой.



Алина Болото

Отредактировано: 27.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться