Прибрежник

Размер шрифта: - +

Эпизод 32

32

Туман сгустился внезапно. Влажный и липкий, наполненный запахом гниющей зелени, он клубился меж стволами деревьев, окутывая их непроницаемой пеленой.

Едущая верхом на оборотне Элен,, оказалась в са­мой гуще тумана и потеряла из виду остальных «максиков». Ее поросячий «конь» сразу же остановился, втянул ноздрями воздух и злобно хрюкнул. Элен, на всякий слу­чай, соскочила со спины зверя, но импровизированную уздечку из лианы продолжала держать в руках. Вдруг из тумана донесся шумный вздох, а за ним протяжное волчье «у-у». Элен испуган­но шарахнулась, нечаянно коснулась рукой спины своего «ко­ня» и ощутила ладонью шерсть! Огромный волк с наброшенной на морду уздой, испустил ответный вой.

- Что, максики, всполошились? - Элен отпустила лиану, всматриваясь в густую пелену.

Что-то ворочалось между деревь­ями, чавкало и дышало сыростью. На какое-то мгновение Элен почувствовала, как струя холодного воздуха коснулась щеки, но тут оборотень вздыбил шерсть и со свирепым рыком прыгнул вперед. Лязгнули зубы. Опять резко запахло сыростью. Так же стремительно волк вернулся и вновь встал рядом. Уши его настороженно поворачивались, ноздри трепетали. Вокруг слышались какие-то шлепки, время от вре­мени кто-то рычал, под ногами трещали ветки. Элен вертела головой, но все равно ничего не видела.

Вдруг чавкнуло совсем близко, и некая бесформенная масса выдвинулась из белесой мути. Элен успела только вскинуть руки, защищая лицо, и тотчас же ее кисти погрузились в липкую холодную жижу с острым запахом гнили. Элен дернулась изо всех сил, но жижа издала против­ное чмоканье, и руки затянуло до локтя. Эл закричала, и замешкавшийся было волк вцепился в бок Гнилого Ура. Туман развеялся.

Нельзя сказать, чтобы вид Гнилого Ура мог кому-то дос­тавить эстетическое удовольствие! В сухой сезон Ур становится похожим на старый матрац, сплошь состоящий из бугров и впадин. К тому же обросший мхом. Обычно Ур тихо отлеживается в какой-ни­будь яме и лишь с наступлением сумерек выбирается на охоту. Но за пару дней до описываемых событий неосторожный буйвол провалился в его лого­во. Ур вдоволь насосался крови, чуть-чуть разбух, осмелел и решился на дневную вылазку.

На Ура набросилась вся стая. Они остервенело рвали на куски студнеподобное тело, выплевывали бурую массу и вцеп­лялись вновь. Элен освободила руки, но прошло не менее пяти минут, пока она снова начала их ощущать. Ур вяло отбивался, чавкал и худел на глазах. Он не ждал такого отпора. Теперь его бока больше напоминали рваный матрас: то тут, то там висели бурые клочья.

- Довольно!

Волки не сразу отпустили Ура, тот, лиловый, подпрыгнул в последний раз, цапнул зубами клок мха и с треском отод­рал его. Гнилой Ур совсем съежился.

- Уходи, - сказала Элен. - Уходи отсюда, и чтоб боль­ше тебя никто не видел!

Ур жалобно чавкнул и окутался туманом. Только этот туман был совсем прозрачным. Ур с вожделением впитывал в себя аромат ускользающей добычи.

- Голодный дурак! - в голосе Элен не было злости. Она слишком хорошо относилась ко всему прыгающему, бегающему, ползающему и летающему, чтобы возненавидеть несчастную голод­ную тварь, пусть даже похожую на мешок с грязью. Не съела и ладно!



Алина Болото

Отредактировано: 27.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться