Прибрежник

Размер шрифта: - +

Эпизод 38

38

Храм Кеоде был сложен из таких же неотесанных камней, как и дом посреди деревни. Деревянная пристройка к храму, нечто вроде открытой веранды, давно сгорела. От нее остались толь­ко обугленные резные столбы, когда-то подпиравшие обрушившу­юся кровлю.

Вход в главное помещение зиял черным провалом: от при­крывавшего его бамбукового занавеса не осталось и следа. Вместо циновок пол устилал живой ковер из ползу­чих растений. Дикий вьюнок почти полностью оплел восточную стену храма, расцветив серые камни причудливым узором. С остроко­нечного каменного купола, увенчанного желтым сдвоенным крис­таллом, свешивалась седая борода лишайника.

Отряд Гарунди занял круговую оборону в храме. Единственное окно взяли под контроль братья Олонжи, Гарунди с Клаусом засели у входа. Дорога к храму хорошо прострелива­лась, и напоровшаяся на выстрелы Ирил вместе со спутниками поспешила отступить за деревья.

- Хорошо устроились! - Чакта с уважением оглядел каменное сооружение. - Здесь можно и не­делю сидеть!

Ирил примостила саквояж на ствол поваленного дерева, раскрыла, вынула голову Кеоде... Легкий ветерок пробежал по волосам богини, сдувая пряди со лба, щеки Кеоде чуть-чуть потемнели. Ирил развернула богиню лицом к храму, произнесла закли­нание...

Деревянные веки дрогнули и поднялись. Огненная стре­ла вылетела из глаз Кеоде и ударила в купол храма. Лишайник испа­рился мгновенно, а желтый кристалл вспыхнул и засиял ослепи­тельным светом. На окружающих храм деревьях на уровне крис­талла почернели стволы. В воздухе запахло гарью.

- По-моему, пожар здесь уже был, - пробормотал Миде. - Стоило бы для разнообразия устроить потоп!

От желтого кристалла отделился огненный шар и медлен­но поплыл вниз. На уровне дверного проема он остано­вился, контуры шара начали дрожать. Из темноты храма к шару протянулась нежно мерцающая розовым дымка. Шар разбухал на глазах, втягивая розовое марево, очертания его становились все более расплыв­чатыми. Наконец он просто растаял в воздухе, но в ту же секунду со страшным треском переломились и рухнули стволы ближайших к храму деревьев.

- Не нравится мне этот фейерверк! - Миде опасливо покосился на дерево, за которым скрывался. - Кажется, здесь спокойно обойдутся без нас!

Капитан жестом велел ему замолчать. Ирил взяла голову Кеоде на руки, прижала к себе и выступила из ук­рытия. Дружно грохнули выстрелы, но ни одна из пуль не за­цепила Ирил. Зато вылетевшая из глаз богини вторая огненная стрела ударила в ствол винтовки Клауса. Клаус выронил винтовку и заорал, отчетливо запахло паленым.

Ирил вернулась за дерево.

- А может их просто дымом выкурить? - предложил Миде. Меньше возни будет. Разложить костер у стены...

В этот момент и появились мы. Грянул гром, и на середине старой дороги из ничего материализовались три фигуры: Нэти с мечом, Элен в полураспахнутой куртке, с концом цепи в руке, и я, весь в бинтах и печали. Миде признавался мне потом, что ни в одном музее не видел более эффектной скульптурной группы. Я только не знаю, когда он успевал еще и музеи посещать!

Поскольку у рабов Чердже наблюдалась четкая реакция на своего господина, из храма сейчас же поползла разная нечисть. Гарунди обратился в безобразную жабу с языком неимоверной длины, Клаус - в обезьяну с опаленной шерстью, братья Олонжи стали белыми леопардами. В каждом из них нашлось местечко для Чердже, а потом он уж перекроил их на свой лад. Вся эта звериная братия выстроилась перед храмом, подвывая на разные голоса.



Алина Болото

Отредактировано: 27.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться