Причал-19

Размер шрифта: - +

Часть 3

Темный круг планеты над головой откатывался с неба, как внешний люк с проема шлюзовой камеры. Ночная сторона Крапивницы IV (сторона тени, как говорили) светилась тусклым неприятным светом. Так светится в темноте болот гниющая растительность. Иногда полыхало красным и темно-бордовым – это извергались вулканы. Планета была молодая, и магма бродила в ее неокрепшем брюхе, заставляя корчиться в тяжелых желудочных страданиях.

Надя была одна. Стояла у того самого окна с видом на полнеба, опершись о раму литым наплечником десантного скафандра. Она с самого детства ни минуты не могла постоять прямо – все время старалась к чему-нибудь прислониться, и мать постоянно ругала её за это. Глазеть было не на что. Весь небосклон занимала планета, и только у самого горизонта проступал дробленый звездный огонь.

Надя скучала. Она пришла сюда, чтобы «побыть одной», хоть и знала, что надолго ее не оставят – обязательно кто-нибудь придет. В глубине души Надя даже рассчитывала на это. Иначе зачем ей понадобилось регистрировать выход у дежурного, когда она могла спокойно выскользнуть через переходник, не подавая сигнала на центральный пульт управления?

Но время шло, а никто не шел. Как и многие девушки в секторе D, где соотношение мужчин и женщин составляло примерно десять к семи, Надя была малость избалована преувеличенным мужским вниманием. Это могло раздражать, это можно было отрицать, но факт оставался фактом, и деваться от него было некуда. Втайне Надя надеялась, что проведать ее придет Николай. Хотя, в принципе, явиться мог кто угодно – сегодняшний день был объявлен выходным. Надя была бы рада и Власу, и Сереге, и даже Агафангелу.

Но, естественно, первым приперся Балбес. Надя аж застонала от разочарования и вынуждена была закашляться, чтобы скрыть это. Андрей прямо от люка протопал к окну, повернулся к нему задом и с невинным видом спросил:

- Здорово, Надька. А что ты здесь делаешь?

В десятке неподходящих вопросов, что можно было задать в такой момент, этот, похоже, занимал первое место. К тому же Надя терпеть не могла, когда ее называли Надькой, Надюшкой или как-нибудь еще. Поэтому она ответила без обиняков:

- Я тебе не Надька.

Но Андрей не обиделся. Его вообще было сложно обидеть.

- Ну извини, - сказал он. - А я смотрю, что это ты одна.

«Ну одна и одна, – подумала Надя с раздражением, – какое тебе дело? А в самом деле, – подумала она тут же, – что я тут делаю? Балбесу я, конечно, отвечать не стану, но если бы меня о том же Влас спросил? Видом любуюсь? Да какой тут вид, спросил бы меня Влас, кругом же темень одна».

- А мне Сережка говорит, - сказал Андрей, - куда-то Надька одна пошла. Может, на склад - там, говорит, кроме склада больше нет ничего. Да только что ей на складе делать? Сходил бы, говорит, глянул. А то мало ли что. А он, кстати, прав: не полагается здесь в открытке поодиночке шастать.

- Так я же не на поверхность полезла, я здесь стою – десять шагов от жилого блока.

- Какая разница? Отсек ещё не достроен, вон, в окне даже стёкол нет.

- Ну ладно, - сказала Надя, - ну пришел ты сюда, ну убедился, что со мной все в порядке, а дальше-то что?

Её злило, что Андрей пришел не сам по себе, а по приказу Сергея. «Только один Балбес и пришел, – подумала она с грустью, - да и то, только потому, что ему сказали. Ну Сережа! – решила она про себя, - ну спасибо, удружил, век тебе этого не забуду!»

- В смысле «дальше»? - переспросил Андрей с туповатым изумлением. - Сейчас я с тобой постою, а как обратно пойти надумаешь, так и обратно пойдем.

- А зачем?

- Что «зачем»?

- Зачем тебе со мной стоять?

- Я же тебе говорю: нельзя здесь поодиночке. Николай узнает – голову тебе оторвет. И мне заодно, а Сережке в первую очередь.

«Я ему сама оторву» – подумала Надя.

- Если я мешаю, я отойду, - сказал Андрей. - Там у входа тебя подожду, это не возбраняется.

«Ну вот, обиделся, – подумала Надя. – Что я за человек, если даже Балбес – и тот обиделся! Что я на него взъелась, в самом-то деле? Нормальный парень, не хуже прочих. Некого было Сережке ко мне послать, вот он его и послал. А ты думала, что там очередь образуется, жребий будут бросать?»

- Ладно тебе, - сказала Надя, - что ты сразу обижаться? Давай стоять.

- Да я нет, я ничего, - сказал Андрей растерянно. - Это просто Сергей…

- Я ж тебе говорю, забудь…

Андрей повздыхал, потом осторожно пристроился по другую сторону окна. Так они и стояли в тишине.

- Красиво здесь все-таки, - сказал Андрей.

- Где?

- Ну здесь.

- А что красиво-то?

- Ну вид…

- Какой же тут вид. Темень одна.

- Нет, почему, звезды вон у горизонта…



Кот из Алма-Аты

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться