Причина жить

Размер шрифта: - +

Глава 34.

— Дедушка!

Ариенна вихрем ворвалась в небольшую комнатку, которая служила палатой еë родственнику. Старик лежал на кровати, не совсем понимая, что происходит. Он добродушно приобнял внучку, безуспешно пытаясь скрыть слëзы счастья, ведь он думал, что никогда больше еë не увидит. 

— Дочка моя, — голос его был слаб, но в нëм слышались нотки радости.
— Как ты? Как твоë здоровье? – обеспокоенно спросила она.
— Всë нормально… здешние лекари быстро поставят на ноги, ещë пойдëм с тобой стрелять…

Старец запнулся, ибо наконец-то смог разглядеть, что в комнатке помимо его и внучки есть ещë кто-то. Неизвестный стоял у двери, и был виден лишь его силуэт во тьме. Дед чувствовал, что это был не Дарел и не кто-то из целителей. 

— Кто ты? – спросил он, обращаясь к незнакомцу и всматриваясь во мрак. Девушка замолчала, не зная, что говорить и как представить своего спутника. На мгновение повисла тишина. 

— Кэрфен. Алхимик, — хриплым голосом ответил парень, выходя на свет. 

Старик отметил про себя, что посетителя нельзя было назвать доброжелательным и многословным. Но ему понравилось, что алхимик этот не спешил падать на колени перед ним. Деду хватило одного взгляда в глаза этого юноши, чтобы понять, зачем он пришëл. «Защищает Ариенну, видит же, что она слаба».

— Это ты мою внучку подобрал на бездорожье и отвëз сюда?
— Да, я.

Больше вопросов старик не задавал, решив, что знает достаточно о парне. Лекарь не вмешивался в их разговор, он даже практически не слышал того, о чëм девушка шепчет дедушке. Ему было практически всë равно, о чëм идëт речь. Кэрфен чувствовал себя лишним, поэтому, невнятно что-то пробормотав, вроде "я подожду в коридоре", парень вышел из комнатки. 
 

***



Фирен с самого утра трудился над созданием лекарства. Перекинувшись несколькими словами вчера с той маленькой девочкой и увидев больных, мальчик понял, какая ответственность лежит на его плечах. У него были все необходимые ингредиенты, а лекарь князя позаботился так же и о наличии необходимого оборудования. Его же помощи ученик алхимика не принял, ибо расценивал это своего рода как предательство. 

Из записок Кэрфена стало ясно, что приготовить основное зелье не проблема, сложнее было довести его до готовности, поочередно и своевременно добавляя необходимые эссенции. В общем, приготовление лекарства занимало три дня. Если же испортить основу, добавить что-то не то, нужно начинать всë сначала. Потерять столько времени и ингредиентов Фирен не мог, а значит, всë надо сделать верно, и сделать это с первого раза. Он часто вспоминал своего наставника, и это было для него своеобразной поддержкой. Алхимик являлся для мальчика тем, на кого стоило равняться не только в науке, но и в жизни. Кэрфен заменил ему семью. Адепту очень хотелось быть похожим на него. Он желал также, как и учитель, понимать, нет, чувствовать алхимию, владеть мечом, разбираться в чудовищах. 

Но больше всего мальчику хотелось быть таким же спокойным, умным, добрым, как и лекарь. Ему было всë равно, что большинство их знакомых считали Кэрфена человеком с огромным самомнением и эгоизмом. "У каждого своя голова на плечах, которая рождает мысли хозяину под стать", — это и думал Фирен о тех, кто говорили гадости в адрес его учителя. Где бы не витали мысли мальчика, телом он был в лаборатории, весь втянут в процесс приготовления лекарства. Первичную жидкость подмастерье получил за час, смешав алхимический дистиллят, царскую водку и порошок корня гинации. Это он мог сделать и с закрытыми глазами. Когда в ход уже пошло использование реторт и перегонного куба, адепт выбросил из головы все мысли кроме одной, а именно "сделать лекарство".
 

***



— Здравствуйте, Рефон! У меня послание от нашего князя.

В главный зал брошенной крепости вошëл стражник, застав главного лекаря за подписыванием какого-то пергамента.

— Докладывайте, — разрешил старик, даже не отрываясь от своего дела. Рядом с его свертком гонец положил конверт, запечатанный княжеской печатью. 
— Наш государь вчера решил, собрав советников, что стоит создать гетто для больных. Вывезти их в другой город, надо подождать, пока хворь полностью покинет наши земли.

Лекарь нахмурился. Ему не нравилась новость, которую доложил гонец. Вряд ли жители поселка или городишка очень обрадуются, когда на месте их селения будет расположено гетто.

— Князь просил сообщить, что для этого будет использовать соседнее поселение.

Старик кивнул и велел мужчине идти. Он был сейчас бесполезным, ибо не мог ответить на вопросы, которые хотел задать целитель. Оставалось только ждать новостей. Но вот известия вряд ли будут хорошими.
 

***



Кэрфен вздохнул, заперев двери на засов. На улице уже было темно, когда они с Ариенной вернулись домой. После визита к еë деду, алхимику понадобилось зайти в лавку травницы за некоторыми растениями, которые он использовал при приготовлении настойки для больной. Девушка отказалась возвращаться в дом и захотела пройтись с ним. Так уж вышло, что после магазинчика травницы они зашли в оружейную, к кузнецу, на рынок...

— После прогулки мне уже лучше, — буквально с порога заявила Ариенна, пробуя улыбнуться как можно искреннее.
— Может, это от принятых утром лекарств? — чуточку насмешливо улыбнулся парень и коснулся губами еë лба. — Есть жар. Хоть и небольшой, но есть. Иди наверх, тебе стоит отдыхать, день был насыщенный, а я приготовлю перекусить что-то и принесу потом. 
— Я сама могу всë приготовить! — возразила она, ведь негоже мужчине, тем более алхимику, готовить для кого попало. К счастью, последнюю фразу лучница не озвучила.
— Не можешь, мне лучше видно, прошу тебя, отдыхай...

Он одной рукой обхватил еë за талию и практически на мгновение прижал к себе. Расценив этот жест как "не хочешь идти, я сам понесу", Ари решила, что лучше она сама поднимется наверх.

Едва лучница легла на кровать, на неë накатила волна усталости. Да, день был не из лëгких, но она хотела провести его именно так. Еë желание болеть вечно, чтобы никогда не возвращаться домой, медленно сходило на нет. Забота и лекарства алхимика исправно делали свое дело. Девушка сомневалась, что в лечебнице с ней бы так же носились.

— Еда пока что не готова, но твой любимый отвар...

Ему не надо было заканчивать фразу, дабы Ариенна поняла, что сейчас придëтся выпить целую кружку горячей и горькой жидкости.

— Не кривись, — он заметил еë выражение лица, — я помню, что тебе не очень нравится этот отвар, но надо пить. Он понемногу ставит тебя на ноги.
— Угу... но в прошлый раз было меньше этой дряни, — заметила она, поглядывая на кружку.
— Я не нашëл посудины меньше, — свободно ответил парень, присаживаясь напротив своей сожительницы. 
— Оно ещë и более горькое... — она-таки попробовала своë лекарство. — Ты мне должен будешь, если я выпью эту противную жижу.
— Что, например? — удивился алхимик, которому впервые в жизни ставили подобные условия.
— Ещë не знаю, — буркнула Ариенна и сделала глоток.

Спустя минут пять кружка была пустая.

— А чтобы ты пил такое каждое утро... мёду нельзя было положить, чтобы хоть немного горечь убрать? — недовольно пробормотала девушка, поудобнее укладываясь на кровати. 
— Не положено по рецепту, — ответил юноша, отставляя кружку в сторону.

Пожав плечами, лучница всë же улеглась на кровать, понимая, что продолжения беседы не будет. К своему стыду она вспомнила вчерашнее... Очень надеясь на плохое зрение Кэрфена, что он не видит румянца на еë щеках, Ариенна осмелилась задать вопрос:

— Скажи... как я выздоровею, ты вернëшь меня домой?

Уловив в голосе девушки грусть и сожаление, алхимик сначала не понял, к чему это, но потом он вспомнил. Вспомнил, какой он увидел еë впервые после разлуки, вспомнил синяки и кровавые подтëки.

— Мне бы очень не хотелось этого делать, — с трудом произнëс юноша, стараясь подавить в голосе злобу. 

Услышав его слова, она лишь сдавленно прошептала:

— Так не отдавай меня ему.

Уже мысленно готовясь к отказу, зная, что Кэрфен всë делает так, как надо, по велению разума, а не сердца, девушка вздрогнула, когда он, наклонившись к ней, прошептал на ухо:

— И не отдам. Никому... Ты моя.

В полумраке комнаты Ариенна приподнялась на локте и обхватила его одной рукой за шею. Несколько мгновений прошло. Она чувствовала его дыхание, он слышал биение еë сердца. Последняя фраза алхимика эхом отзывалась в мыслях лучницы. "Ты моя".

Девушка прильнула к его губам, пытаясь показать, что сама совершенно не хочет его терять. Сейчас Ариенна не хотела вспоминать о Дареле, сестре... Парень наклонился к еë шее, покрывая нежную кожу поцелуями. Тут его ждало небольшое препятствие в виде трогательного банта из лент, которыми стягивалась горловина еë рубахи. Он ухватил губами один конец ленты и осторожно потянул его на себя, развязывая узелок. 

Кэрфен приспустил грубую ткань с еë плеч, проводя ладонями по предплечьям девушки, стараясь не причинять ей боли — не все синяки прошли. Ариенна немного отстранилась от парня и развязала шнуровку на его рубашке. Вновь и вновь целуя еë губы, Кэрфен притянул лучницу ближе к себе. Спустя несколько мгновений рубаха девушки лежала на полу. Сейчас им ни до кого не было дела...



Мария Рэд

Отредактировано: 04.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: