Причина жить

Размер шрифта: - +

Глава 36.

Неспокойно было у неë на душе. То ли кошки скребли, то ли сердце чувствовало беду. Ариенна волновалась за Фирена, почему он так долго, если судить со слов Кэрфена, то мальчишка там уже четыре дня. Алхимик не уставал повторять, что создание лекарства — процесс сложный и долгий, но еë это не очень утешало. 

— Не переживай, вернëтся адепт, если не завтра, так на днях. 
— Мне не только из-за него страшно, — несмело произнесла девушка, грея руки о чашку с горячим отваром трав. — На душе паршиво...

Целитель лишь молча коснулся еë ладоней своими пальцами. Ему самому было неспокойно, однако он этого не показывал, впрочем, как обычно. Разгадать, что творилось внутри лекаря, было невозможно. Парень поднялся из-за стола и вытащил из шкафчика небольшой пузырëк с красноватой жидкостью. Лучница узнала эту горькую настойку. Но, каким бы противным не было лечение, оно помогало. 

Кэрфену надо было сейчас зайти в лечебницу, отнести некоторые зелья, но он хотел дождаться, чтобы девушка приняла все лекарства и уснула. Ему не хотелось, чтобы ей приходилось скучать, а так хоть выспится. Набросив на плечи плащ, алхимик поправил клинок у бедра. Здесь оружие носили и в мирное время, никто этому не перечил. 

— Ты возвращайся поскорее, — Ариенна тоже встала из-за стола. 

Подойдя к нему, девушка крепко прижалась к его груди. Парень одной рукой осторожно обнял еë за талию, а второй бережно провëл по светлым волосам. Ей не хотелось его отпускать. Она шумно вздохнула, сама для себя решая, что за час отсутствия лекаря ничего не изменится. Кэрфен ответил кротким вздохом. Внезапно девушка вздрогнула, сжимая на спине рубашку алхимика — дверь в их дом едва не сорвалась с петель от стука.

— Это Ерен? — дрожащим голосом спросила она.
— Сомневаюсь. У него нет привычки высаживать мою дверь тараном, когда приходит в гости, — недовольно нахмурился парень. — Отойди в сторону, прошу...

Дважды повторять не пришлось. Кэрфен подошëл ко входной двери, но открыть не успел. Он видел этого мужчину лишь один раз, но запомнил на всю жизнь. Быстро сделав шаг назад, целитель молниеносно выхватил клинок из ножен и приставил кончик острия к шее Дарела. Лучница тихо вскрикнула. 

— Что ты забыл в моëм доме? - мрачно поинтересовался парень, не спуская глаз с гостя.
— Здесь есть то, что по праву принадлежит мне, — в его глазах блеснула злоба, стоило ему увидеть светловолосую девушку.
— Она не вещь, — сухо ответил алхимик.

Крепко сжимая рукоять, парень был готов ударить в любой момент. Он не знал, вооружен ли охотник, но глаз с рук мужчины не спускал. Если придется убить эту мразь прямо сейчас, уж чего, а угрызений совести лекарь не испытает. Никаких. 
Лучница стояла напряжëнная, словно тетива. Она видела, что Кэрфен намерен в случае чего убить Дарела. Ей была известна позиция, в которой он стоял — с неë можно было атаковать мгновенно. 

— А кто ты такой, чтобы решать? Эта девушка предназначена мне, — сквозь стиснутые зубы произнëс Дарел, сжимая кулаки.
— Меня это не интересует. Или ты уходишь сам и сейчас, или тебя отсюда вынесут ногами вперëд. Чуть позже...

Ариена поëжилась от тона голоса юноши. Она не подозревала, что он может так говорить. Холодно, жестоко, безразлично. Алхимик был готов убить. 

— Щенок, или ты уйдëшь с дороги...
— Или нет, — Кэрфен сделал едва заметное движение мечом, и на шее охотника расцвела небольшая струйка крови. 

Мужчина невольно дëрнулся в сторону. Не так от резкой боли, как от взгляда парня. Взгляда рассчëтливого и холодного. Как у убийцы. 

— Сейчас я уйду... но однажды, когда ты обернëшься, за твоею спиною буду я, — прошипел Дарел, отходя к двери и бросая ненавистные взгляды на него и девушку.
— Не хочу тебя огорчать, но за моей спиной всегда были только трупы. 

Не опуская меча, он дождался, пока тот выйдëт за порог, и алхимик захлопнул двери. Лязгнул засов. Сегодня в лечебницу юноша не пошëл. Позвал соседку и, извиняясь, попросил отнести лекарства целителям. За дополнительную плату, разумеется. 
 

***



Фирен как можно понятнее объяснил лекарям, что находится в небольшой колбе. Поведал так же и о том, что не знал, подействует ли средство, но навредить оно уж точно не могло. Оставив работу тем, кто разбирается в целительстве, мальчик увëл из комнатки Рею. Ей не надо было смотреть на всë это. Они вновь сели в коридоре, но о чтении книги уже никто не думал. Девчушка моментом погрустнела. 

— Нарая умрëт, да? — тихо спросила она, уставившись на свои маленькие ладошки, обозначенные небольшими пятнышками болезни. 
— Я не знаю, — честно ответил паренëк, — настойка должна подействовать...
— Мне некуда будет идти, если она... — голос девочки задрожал, в нëм чувствовались слëзы.
— Не бойся. Я уверен, что мой учитель возьмëт тебя к себе, — ответил Фирен, вспомнив о наставнике.
— Тот недобрый алхимик? — спросила Рея.
— Он не злой! — повысил голос мальчик, но тут же успокоился. — Наставник добрый, просто улыбается редко и строгий.
— Прости, — опустила голову девчушка, — я не хотела никого обидеть.

Они молчали, каждый думал о своëм. Адепту понравилась идея взять малышку к Кэрфену. Он бы еë учил, дал бы кров над головою, и она не была бы одна.
Словно повинуясь чьей-то воле, паренëк взял еë за ручку и несильно сжал. Рея удивлëнно взглянула ему в глаза.

— Лекари никогда не прикасаются к больным...
— А я не лекарь. Я друг, — ответил Фирен, едва заметно улыбнувшись. 
 



Мария Рэд

Отредактировано: 04.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: