Причина жить

Размер шрифта: - +

Эпилог

Спустя полгода в жизни Грега практически ничего не изменилось. Он по-прежнему ходил в рядах городской стражи, стараясь обходить дурные улочки. Иногда мужчина вспоминал те пару часов, проведëнных в гетто. Там была настоящая битва на жизнь, а не то, о чëм толкуют мужики в гарнизоне. Историю об алхимике, мужестве и страшной болезни абсолютно все в городе знали из первых уст Грега. Но уже спустя месяц история стала легендой, каждый добавлял в рассказ что-то своë. 

Своим сыновьям мужчина ставил в пример маленького адепта, который смело отправился на помощь учителю. Стражник, несмотря на свою нелюбовь ко всяким колдовским штучкам и всему, что окружало алхимика, иногда сдержанно здоровался с ним на улицах городах, вспоминая дела минувших дней. Когда находила хандра, совесть грызла за то, что они могли бы спасти, он доставал бутылку эля. Жена его прекрасно понимала и не говорила ничего поперëк. Иногда мужчина видел Фирена, который как обычно бегал по городу, исполняя поручения своего наставника. Грег уважал этого мальца за смелость и ум не по годам. Втайне он хотел, чтобы его дети были похожими на этого паренька. Будет ли так, покажет только время. 
 

***



Аннетта не долго задержалась в доме Кэрфена. На следующей же неделе она ушла работать в лечебницу сестрой милосердия, как только алхимик еë излечил. Там же девушке выделили небольшую комнатку на третьем этаже, где жили лекари. Изредка ей доводилось видеть сестру и чаще — хмурого целителя, который тоже работал в лечебнице. Аннетта много о нëм слышала от других, но всë никак не могла понять, за что Ариенна его полюбила. Дни уплывали, как вода в реке неподалëку, и одной ночью в лечебницу доставили раненого мужчину. Одежда его была грязная, но золотая цепочка и герб на ней указывали несомненно на благородное происхождение. Девушка не отходила от него ни днëм, ни ночью. Благодаря успешному врачеванию он вскоре встал на ноги и смог рассказать свою историю. Мужчина в сопровождении слуги ехал через лес, и на них напали разбойники. С боем они вырвались из их плотного кольца. Слуга умер на месте, а хозяин, несмотря на глубокую рану на ноге, залез в седло и помчался в ближайший город за помощью. Но силы покидали его, и мужчина потерял сознание прямо перед вратами в поселение. Тогда его стражники занесли в лечебницу... Ему приглянулась Аннетта, и он захотел забрать еë с собой. Не раздумывая, она согласилась. То ли от любви, то ли из-за его благородного происхождения...
 

***



После того, как из лечебницы отпустили последних выздоровевших, Нарая отправилась к себе домой, взяв с собой Рею. Девочка обрела семью в лице заботливой старухи, которая продолжала торговать всякими амулетами. Малышка частенько наведывалась в гости к Фирену, с которыми они успели здорово подружиться. Ведунья не беспокоилась, когда девчушка пропадала у них на целый день: девушка, которая жила с алхимиком всегда присматривала за детьми и кормила их. 
Нарая души не чаяла в этом ребëнке и была счастлива, что обрела на старости лет то, ради чего стоит жить. 
Рея тоже обрела то, чего хотела: семью и надежных друзей. Хмурого алхимика девочка слегка побаивалась, но знала, что он всегда защитит родного человека. Она видела, как лекарь наблюдал за тренировками Фирена и лучницы... Словно хищная птица улавливая каждое их движение, Кэрфен был готов в любое мгновение защитить этих двоих. 

Спустя какое-то время алхимик начал учить еë читать и писать. Чтобы девочке не было так скучно, с ними сидел ещë и адепт. Такая небольшая идиллия...
 

***



Жизнь самого Кэрфена изменилась мало. К нему люди как относились тогда, так и сейчас... Только однажды произошëл один буквально из ряда вон выходящий случай. 

День выдался восхитительно-осенний. Солнце ласково обнимало лучами прохожих, дороги были укрыты пожелтевшими листьями. Кэрфен возвращался с Ариенной из лавки травника. Он легко держал еë за руку. Если раньше подобное было неведанной роскошью — просто так прогуливаться по городу вместе, — то сейчас это было абсолютно привычным делом. 

— Целитель словно перепил, дал задание всем лекарям в срочном порядке приготовить как можно больше настоек от кашля, мол сезон и всë такое. Сам бы стоял над ретортами, — проворчал парень, мысленно проклиная старика.
— Не злись, — улыбнулась девушка, — тебе же нравится это...

И это было правдой. Алхимия — вся его жизнь. 

На пороге одного из домов сидела женщина с девочкой. В руках ребенка был небольшой венок, сплетëнный с трав. Заприметив лекаря, который умудрялся хмуро выглядеть даже в солнечный день, она пододвинулась ближе к матери и спросила:

— А кто этот дяденька? Такой жуткий...
— Этот юноша, солнце моë, спас меня от той страшной болезни. По его рецепту изготовили зелье и если бы не он... — женщина осеклась, не представляя, что было бы в таком случае с еë дочерью. 

Девочка взглянула на парня и девушку, которые вот-вот должны были пройти мимо них, и, покрутив в руках венок, подбежала к ним. Остановившись перед парнем, она неловко улыбнулась и взглянула ему в глаза: 

— Спасибо вам...

Алхимик присел на корточки, внимательно всматриваясь в еë лицо.

— За что спасибо?
— Вы спасли мою маму... Вы добрый, и то, что говорят другие, неправда! — слегка наивно произнесла малышка и надела ему на голову веночек, тут же убежав. 

Кэрфен выпрямился, с улыбкой наблюдая, как этот ребенок обнимает какую-то женщину. Хмыкнув, Ариенна слегка толкнула его локтем в бок.

— А ты говорил, что в этом городе нет приличных людей...
— Как видишь, я тоже ошибаюсь, как и все люди, — искренно улыбнулся юноша, глядя на неë. 

Сняв с себя венок, он надел его на голову лучнице: зелëные травы и редкие жëлтые цветочки очень шли к еë цвету волос. Поправив украшение, она засмеялась, глядя на свое отражение в стеклах одного дома. 

— Все люди не алхимики, которые спасают города, людей и меня, — Ари подошла к нему и крепко обняла.
— Я не мог поступить по-другому, чтобы не спасти ту девушку в овраге с подвëрнутой ногой, — ответил он и кончиками пальцев коснулся еë подбородка, заставляя слегка привстать на носках сапожок. 

С лëгкой полуулыбкой алхимик прильнул к еë губам, обнимая за талию. 

В его жизни изменилось не многое. Он по-прежнему работал в лечебнице, учил своего адепта и ругался с соседом, который вечно обвинял алхимика в том, что из-за его колдовства у него на огороде ничего не растëт. По-прежнему будут умирать люди, смерти которых, возможно, будут списывать на счëт парня. Если раньше именно из-за этого он покинул город, то сейчас ему и в голову бы не пришло такое делать, а тем более размышлять о самоубийстве. Нет... теперь у него была причина жить.
 



Мария Рэд

Отредактировано: 04.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: