Причуды непутевой Артефактницы

Размер шрифта: - +

2. Вступительное приключение.

 

Глава 2

Вступительное приключение.

 

Вы мне хотели жизнь испортить?

Спасибо, справилась сама!

(Жизненные двустишия)

 

Как ни прискорбно признавать, но мой дедушка Элвин Ратри - один из самых известных артефактников нашего мира, по совместительству оказался, еще и самым упертым.

Он не отменил своего решения. И нетрудно понять из-за чего. Новость о моем отъезде из родового поместья Ратри облетела все окрестные семьи быстрее проклятья на равноденствие. Наши благородные соседи, в едином порыве, закатили маленький праздник.

То и дело до ушей доносились звуки музыки. Ребята не скупились - и наняли эльфийские труппы. Служанки судачили, что вино всех мыслимых и немыслимых сортов лилось рекой. Соседи праздновали мой отъезд из Хаса*, как рождение в собственном доме истинного мага первородного дара или заклинателя разума.

Против дедушки никто и никогда не решался открыто выступать, так и оставалось по сей день. Несмотря на то, что он уже пару сотен лет, как ушел на покой. Хотя и это утверждение весьма спорно, но оно было официальным. Все в доме, как и я, были уверены, что мастер Ратри просто играет роль старика, но если потребуется, даст фору любому юнцу.

Вокруг его имени ходило столько слухов, что указать этому магу на непутевость собственной внучки мог бы только самоубийца со склонностью к очень мучительной и долгой кончине.

История моего появления под крылом дедушки покрыта тайнами и мраком. Дело в том, что моих родителей и сестру моего отца убили. Кто и зачем это сделал - лично для меня не имело никогда особого значения, а дедушка не спешил откровенничать сам. Скажу сразу, что я не помню ни своих родителей, ни детства. Все мои воспоминания начинаются примерно лет с девяти, и то все, как в тумане. Так что, что именно со мной случилось, я знаю лишь по редким и обрывочным рассказам деда.

Он нашел меня в приюте для Порченых - месте, куда отвозят детей, у которых с магией полные нелады. В нашем мире, где каждый хоть немного маг или чародей, рождение подобных малышей - неприятная данность. Магия в теле ребенка становится разрушительной и медленно убивает своего носителя. Иногда это можно остановить, а если нет - то разумного отдают в такой приют. Меня и отдали, посчитав обычной сироткой, которых в то время было много.

Дедушка через какое-то время вернулся из своей последней поездки по приказу императора Нолана II. Он рассказывал, что когда узнал о случившемся с моими родителями, сразу бросился на мои поиски, но на них ушло слишком много времени. К тому моменту, когда он все-таки нашел меня, от его внучки мало что осталось.

Оказалось, что дело не в ошибке природы, как решили местные знахари, определяя меня в приют, а в проклятье. Убийцы моих родителей попытались убить и меня, но что-то пошло не так, и проклятье стало убивать меня медленно.

Я всегда была благодарна дедушке за то, что он спас мне жизнь. Хотя сам он всегда опровергал это утверждение. Говорил, что спас меня не он, а его хороший друг, который отдал за это большую плату. Какую именно: он никогда не уточнял, как и не стал называть мне имени спасителя. Чувствуете, что ответов куда меньше, чем вопросов?

Жизнь мне, вроде бы, сохранили, но не сознание - во мне остались жалкие крохи от души, осколки, можно сказать. Поэтому сознание вернулось ко мне окончательно только в возрасте двенадцати, если не тринадцати лет. Дальше последовало долгое лечение зельями и заклятьями, чтобы сделать из ребенка, не способного к обучению, речи и прочему, что составляет полноценную жизнь разумного, более или менее сносную особу.

Как по мне, так его план с треском провалился. За годы меня привели в чувство, хотя в это уже и сам дед не слишком верил. Он даже иногда признавал, что веру в нем поддерживали только письма от того загадочного моего спасителя. Он, по словам мастера Ратри, неизменно оставался единственным, кто верил, что и меня, и мой разум, и мою душу можно спасти.

В конечном итоге я выросла и стала неотличима от прочих девушек. Никто, кроме дедушки, нашего Даремора и меня не знал о странностях начала моего жизненного пути. По каким-то причинам дед всячески скрывал тот период не только от посторонних, но и от меня. Случалось, что я давила на него с расспросами, и он по крохам, крайне неохотно, но выдавал кое-какие сведения. Его историй о том, как я металась в бреду, кричала и буквально выла, пока ко мне не прикасался тот таинственный спаситель и не делился со мной своей силой, мне хватило, чтобы перестать задавать лишние вопросы.

Как выглядели мои родители? Чего хотели убийцы, и с чего вдруг им приспичило убить не только их, но и меня? И еще множество вопросов, которые периодически всплывали в моей голове, так и остались без ответа.

Когда я, наконец, стала тем, что имею сейчас, из моей памяти растворились не только скудные обрывки из прошлого, но и образ друга деда. Мастер Ратри, несмотря на такое положение дел с моей бедной головой, все равно продолжал втолковывать мне, что я обязана этому незнакомцу жизнью, своей бессмертной душой и умением колдовать, а потому должна быть благодарна ему настолько, насколько может быть благодарен любящий ребенок своему отцу.

Годы шли - и его воспитательные беседы дали свои плоды. Я научилась практически боготворить этого незнакомца, а дедушка покровительственно улыбался и обещал, что если Боги позволят, то мы встретимся, и я смогу продемонстрировать этому герою всю свою мощь и таланты рода Ратри.

Обещания обещаниями, но время неумолимо утекало, а таланты рода во мне так и не проснулись.

Точнее магия артефактников во мне бушевала словно океан, который заточили в амфору для масла. Сила буквально распирала меня, а от этого, как вы уже поняли, страдала не только я, но и все поместье, включая постройки, сады и даже землю. Я, несомненно, была дочерью своих родителей и внучкой своего деда, но, сколько бы ни бились со мной учителя, артефактником я так и не стала. Любая моя попытка сотворить что-то путное обращалась не просто провалом, а опасным приключением для всего, что было рядом.



Машенька Фролова

Отредактировано: 21.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться