Приговорён любить, или Надежда короля Эрланда

Глава 4. Два временно поверженных короля

 

Глава 4. Два временно поверженных короля

 

Надежда обладала очень устойчивой психикой. Очень! Её трудно было выбить из колеи. Марина, соседка по комнате, любила говорить: «Вывести тебя из терпения никакого терпения не хватит». Но Его Величеству Эрланду пятому удалось. Робость и растерянность, какая охватила Надю перед этой королевской глыбой, сменилась диким возмущением, после произнесённой им фразы. В общем-то, Надя была готова к тому, что он откажется от сеансов. Но как король озвучил своё решение?! Даже не взглянул на Надю. Не поздоровался, не попрощался, не высказал сожаления, что заставил ждать. Безэмоционально отчеканил слова и намерился ретироваться.

Причём, списать бесцеремонность на особенности Тай-Наильского менталитета было нельзя. Из талмудов, которые Базиль принёс Наде, она успела кое-что узнать о местных обычаях. Отношения между полами здесь были как в рыцарских романах. Мужчины воспринимали прекрасных дам, как этаких Муз, ради благосклонности которых нужно совершать подвиги, окружать вниманием и посвящать поэмы. А ещё женщины ассоциировались у них с цветами, задача которых цвести благоухать и радовать глаз, и ни в коем случае не покидать пределы клумбы и не вмешиваться в серьёзные «мужские» дела.

Но как бы то ни было, этикет предписывал мужчине быть любезным. И король, безусловно, обучен манерам. Так почему же не захотел проявить учтивость? Надя догадывалась. Ну, не зря же она будущий психолог. Этой своей категоричностью, приправленной показным равнодушием, Эрланд выдал себя с головой. Ситуация с женитьбой его сильно терзает и гнетёт. Мучает, изводит, не даёт нормально жить. Возможно проблема даже глубже, чем вынужденный брак. Ведь о том, что рано или поздно Эрланду придётся жениться на девушке, которую «выберут звезды», он знал всегда. Должен был бы уже смириться. Значит, есть что-то ещё. Его величеству нужен если не психолог, то хотя бы человек, который его выслушает. Но разве эта гранитная глыба признается в таком хотя бы самому себе? Разве поделится с кем-то проблемами, когда всё привык решать сам? И тем более он никогда не продемонстрирует слабость и сомнения перед девушкой. Ведь прекрасные дамы не созданы для серьёзных дел – так полагают Тай-Наильские мужчины?

Но, к сожалению или к счастью, Надя совершенно не ассоциировала себя с цветочком, судьба которого всю жизнь произрастать в пределах клумбы. Она подавила клокотавшее в ней возмущение и произнесла спокойно и уверено:

– Ваше Величество, боюсь, вы не можете меня уволить.

Фраза догнала Эрланда, когда тот уже почти вышел за дверь. Догнала и пристукнула. По крайней мере, так показалось Наде. Король резко остановился и развернулся. Вот теперь он, наконец, удостоил её взглядом. Сканировал почему-то снизу вверх. Начал с джинсовых ног. Самообладание у Эрланда, разумеется, королевское, но всё же Надежда смогла заметить в его глазах смесь недоумения, раздражения и интереса. Да, не обессудьте, Ваше Величество, не бальное платье в пол. Пока ещё Наде не выдали ничего из местного ширпотреба, чтобы она могла подобно Тай-Наильским девушкам-цветочкам радовать мужской глаз.

Король оставил в покое Надины ноги и его взгляд заскользил выше – по тонкому трикотажу реглана, шее, лицу, и упёрся в глаза:

– Почему?

– Нельзя уволить работника, пока он не нанят. Не припомню, чтобы вы меня нанимали.

Чудесная уловка, только Эрланд не купился. Не стал убеждать, что без разницы, кто её нанял – он может приказать своим родственникам уволить Надю. Сказал только:

– Да, не нанимал. А что тогда вы делаете в моём кабинете?

– Пришла… э… сыграть с вами партию вот в эти фигурки, – она кивнула в сторону доски, напоминающей шахматную.

Нет, ну а что она могла ещё сказать?

– А вы умеете?

О, оказывается, каменная глыба способен усмехаться.

– Нет. Но надеялась, вы расскажете мне правила.

– У этой игры сложные правила. Обычно девушкам наскучивает после первых пяти минут.

– А вы попробуйте.

Король закрыл дверь кабинета и направился к столу.

– Ну, если вы настаиваете.

Последние пару минут в нём боролись гнев и интерес. Надежда могла себя поздравить с первой маленькой победой – интерес переборол.

Он поставил доску с фигурками перед Надей и сел напротив. Теперь она могла изучить Его Величество вблизи. Почему бы и нет, если сам он не испытывал ни малейшего стеснения постоянно скользить по ней взглядом? У Эрланда оказались неожиданно длинные ресницы, которые выбивались из остального скалоподобного образа. И ясные умные глаза. Что ж, тогда товарищ король небезнадёжен. До умного мужчины, каким бы упёртым он ни был, можно достучаться.

– Цель игры – повергнуть короля противника, – Эрланд начал рассказывать правила. В голосе по-прежнему не слышалось ни грамма любезности.

Эрланд обошёлся несколькими фразами. Разумеется, он не собирался всерьёз обучать Надежду этой игре – только показать, насколько игра сложна. Так сказать, не для женского ума. Угу. Только откуда Его Величеству знать, что правила оказались один в один, как в земных шахматах. А в шахматы Надежда играть умела.

– Белые ходят первыми. Прошу, – он был грозен и насмешлив одновременно.

Надя не стала мудрить. Начала стандартно: е2-е4. Эрланд двигал свои фигуры в ответ, практически не глядя на доску, уверенный, что противница даже не уловила суть игры. А зря. На четвёртом ходу он получил классический детский мат.

– Ваше Величество, ваш король повержен.

Ни один мускул не дрогнул на лице Эрланда, когда он посмотрел на доску. Да, скалоподобный умеет прятать чувства – это Надя уже поняла. Но каким бы непробиваемым ни был его взгляд, она знала – Эрланд поражён и зол. В общем, поверженными оказались оба короля: и шахматный и Пятый. Но Надежда не особо обольщалась. Каменную глыбу невозможно прошибить одной маленькой ехидной победой.



Ольга Обская

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться