Приговорён любить, или Надежда короля Эрланда

Глава 11. Роза для дамы сердца

 

Глава 11. Роза для дамы сердца

 

Эрланд подал руку, помогая сойти со ступенек кареты. Какие они все здесь галантные – даже гранитная скала. Но как только ноги Надежды ступили на землю, он тут же удалился, оставив на попечение подскочившей Лизи.

– Я уже знаю, какие покои вам отвели, – сообщила служанка.

Повозка, на которой она ехала, прибыла на место на полчаса раньше.

– Идёмте, – засеменила Лизи в сторону дворца. – Багаж уже в вашей комнате.

Надя направилась следом.

Северный Дворец. Эпическое зрелище! Его эпичности не мешала даже суета прибывшей к его стенам королевской процессии. Выкрики возниц, ржание коней, снующие с баулами слуги – всё это ни капли не уменьшало величия грандиозного творения Тай-Наильских зодчих. Оправдывая своё название – дворец сиял снежно-белым, искрился в свете ночных светил, будто был высечен изо льда. Древний синий лес служил ему фоном. Надя запрокинула голову. Какой высоченный! Шпили на башнях тянулись в вечернее небо, словно хотели проткнуть звёздный купол.

И внутри та же аура снежно-ледяного очарования. В интерьере преобладал белый цвет и все оттенки синего: от нежно-голубого до фиолетового. Всё это навевало какое-то празднично-предновогоднее настроение. Вот только ёлку с гирляндами не хватало по центру колонного зала, через который Лизи провожала Надю к её покоям.

Утро началось со звука горна, раздающегося с улицы. Надя чуть на кровати не подпрыгнула. Что происходит? Упёрлась глазами в окно. Рассвет едва брезжил – ещё очень рано. Мелькнула соблазнительная мысль: чтобы там ни происходило, подремать ещё часок. Но не тут-то было. Через несколько минут трубачу на улице вновь вздумалось дудеть. Потом снова и снова. Какой уж тут сон. Пришедшая с завтраком Лизи объяснила, что этими трубными звуками встречают участников рыцарского турнира, которые уже начали прибывать во дворец. Это они, конечно, молодцы, что прибывают, но зачем же так горланить?

Лизи находилась в радостном возбуждении по поводу предстоящего потрясающего мероприятия и от приглашения позавтракать вместе с Надей отказываться и не думала. Уже по традиции решила накрыть на столике у окна. Расставила тарелки, уселась, но не столько жевала оладьи, сколько пялилась на то, что творится под стенами дворца, и беспрерывно щебетала.

Что оставалось Наде? Она тоже прилипла к окну.

– Вон, видите, – кивнула Лизи на всадника, спешившегося с пегой лошади. – Это Лорд Вильгельм. Победитель прошлогоднего турнира.

Внушительные габариты блондина-викинга и лёгкость, с которой он выпрыгнул из седла, подсказывали, что и в этом году у него все шансы на победу.

Через несколько минут Лизи познакомила Надю и с основным соперником Лорда Вильгельма – таким же блондинистым красавцем Лордом Феликсом. Они были похожи друг на друга настолько, что, пожалуй, на соревнованиях Надежда их не отличит.

– Как братья.

– Они и есть братья. Вильгельм – старше на три года. Он ещё ни разу не проигрывал Феликсу.

Представляла Надя, насколько младшему хочется наконец-то утереть нос братцу.

– Говорят, в этом году опять победит Вильгельм, – поделилась сплетнями Лизи. – Но я буду болеть за Феликса.

– Почему?

– Вильгельм уже столько дамских сердец разбил. Пусть теперь свалится с лошади и сам себе что-нибудь разобьёт, – Лизи ехидно улыбнулась, но потом спохватилась: – Ой, не подумайте. Я не желаю Лорду зла.

Надя догадывалась, почему та осеклась. Вряд ли местный этикет поощрял, когда слуги перемывают косточки Лордам.

– Брось, Лизи, – успокоила Надежда, – всё правильно. Пусть разбиватель сердец валится с лошади. Я тоже буду болеть за Феликса.  

Собирать Надю на церемонию открытия турнира Лизи начала задолго до начала. Выбрала самое красивое по её мнению платье. Бордовое. С повышенной пышностью пятислойных юбок и самым узким лифом, который затянула безбожно сильно. Уложила волосы по местной моде в высокую причёску. Потом проследила, чтобы, не дай бог, Надя не осталась в своей «ужасной» земной обуви – подобрала в тон платья лакированные туфли. На шею – кулон. И напоследок обеспечила веером. Сияющая улыбка на лице Лизи говорила о том, что своими трудами она осталась довольна.

Сопровождать Надю на церемонию вызвался Базиль. Куда ж без него? Так что их с Лизи женская команда была усилена Магистром. И этой дружной троицей они и отправились на арену рыцарского турнира, которая была расположена всего в нескольких сотнях метров от дворца.

Разодетые дамы, сверкающие доспехами рыцари, разномастные лошади – в глазах начало пестреть ещё перед входом на трибуны. Надя заметила, что братья-фавориты соревнований взяты в особо плотное женское кольцо. Слава разбивателя сердец нисколько не помешала Вильгельму быть в центре внимания прекрасных дам. Феликс в количестве поклонниц брату не уступал.

Магистр провёл на самые лучшие по его словам места – напротив ложи, в которой будет находиться король. Не успели Надя и Лизи усесться, на арену вышли трубачи. Угу. Те самые. Теперь Надежда могла разглядеть лица этих товарищей, что не дали спать. Они протрубили что-то торжественно-возвышенное, и зрители рекой потянулись занимать места. Через несколько минут на трибунах уже яблоку негде было упасть. Горнисты протрубили ещё раз. Это, видимо, как звонки в театре. После третьего начнётся представление. Так и вышло. Как только горны загремели вновь, в королевской ложе появился Эрланд в окружении свиты. В частности и старый Надин знакомый – вытуренный из кареты Советник Арчибальд имелся – он важно сел по правую руку от короля. Интересно, на чём ему в итоге пришлось добираться? На повозке для горничных?



Ольга Обская

Отредактировано: 02.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться