Прийти, увидеть, покорить

Размер шрифта: - +

26

  Мое сознание, то выныривало на несколько мгновений из темноты, и тогда перед глазами стояла непонятная красная пелена, то вновь проваливалось в нее. В этот раз красной пелены не было. Скорее, темнота бессознательного состояния немногим отличалась от того, что я увидел, когда открыл глаза.

  Рассматривая складки оранжевого цвета ткани, натянутой над носилками, на которых я лежал, с удивлением осознал, что остался жив. Но как же так? Я отлично помню занесенный меч готовый оборвать мою жизнь. А после… темнота. Неужели меня взяли в плен? Мне бы этого не хотелось, так как догадывался, что меня может ждать.

  Закрытые носилки на которых я лежал, мерно покачивались в такт неспешного движения маскохана, к спине которого они крепились. То, что они оказались именно закрытыми, меня особенно порадовало. Благодаря последнему, никто не заметил, что я уже очнулся. Надолго ли очнулся и сколько времени продлиться мое одиночество, это уже другой вопрос. Но, судя по слабости, а так  же боли в бедре и ключице, мое сознание в любой момент могло ускользнуть в спасительную темноту. А это значит, у меня не так много время на обдумывание, что мне делать.

  Первым делом, я начал вспоминать все, что недавно произошло. Бой с двумя зикалурскими воинами из варны кшатриев затягивался. Все же это были не безродные солдаты, набранные из вайшью или шудров, тела которых уже валялись у моих ног. Каждый из этих двоих,  в отдельности, был слабее меня, а вот сражаясь вместе, они вполне могли и победить, тем более, что действовали они слаженно. Чувствовалось, что это не первый их совместный бой.

   Моя усталость брала свое. Понимая, что если срочно что-то не предприму, то проиграю, делаю несколько обманных движений, последнее из которых заканчиваю резким выпадом вперед. Лезвие моего меча входит в грудь противника, неся с собой его мгновенную смерть. И все было бы хорошо, с одним соперником я бы справился, если бы только мне удалось уйти от  контратаки последнего. И ведь видел острие атакующего меня клинка, вот только отбить его или уклониться не успел. Чувствуя, как левая рука повисла неподвижной плетью, а одежда, довольно быстро, стала пропитываться кровью из раны, усилил натиск на оставшегося в живых зикалурца. Если я хотел выжить, мне надо было как можно быстрее закончить этот бой, иначе, ослабнув от потери крови, погибну. А если погибну я, то и все те, кого обещал охранять и кто от меня зависит, также, в лучшем случае погибнут. Думать, что будет с девушками, в худшем случае и какое влияние на Камала приобретут наши враги если захватят его беременную мать, не хотелось. Сейчас для этого не время и не место.

  Мой противник хуже владел мечами, чем я. Это мы понимали оба. Вот только усталость и серьезная рана, уравновешивали наши силы. Но это кажущееся равновесие продлится недолго. Именно поэтому я начал действовать агрессивнее, пока у меня был шанс на победу. Мой же соперник, только защищался, отступая назад. Больше никаких контратак не было. Его главная задача, это продержаться еще немного, а там я и сам упаду. Если бы не мертвые тела вокруг, выбранная соперником тактика его бы не спасла. Но те, кто уже умер от моей руки, даже после своей смерти, продолжали служить своему вайону, мешая мне свободно передвигаться.

  Я чувствовал как с каждой секундой и каждой вытекшей из меня каплей крови, теряю все больше сил. Мои движения и реакция замедлились, голова начала кружиться из-за чего я несколько раз споткнулся. Именно поэтому я пропусти выпал противника в мою сторону. Правое бедро обожгло резкой болью. Моя нога подогнулась, и я стал заваливаться набок. Над головой блеснуло лезвие меча и я понял, что это конец. Сил на то, чтобы подняться, не было.

- Спаси свою душу. Прими, перед смертью, в свое сердце наших спасителей Мэндэ и признай, что они единственные боги этого мира.
  Неужели этот дурак, решил приобщить меня к своей вере, вместо того, чтобы воспользоваться выпавшим ему шансом и одним движением покончить со мной? Как бы там ни было, я решил воспользоваться выпавшей передышкой для отдыха. Он хочет поговорить? Ну что же, я согласен.

- Никогда моим богом не станет тот, кто приносит с собой только горе, боль, отчаянье и смерть.

- Мэндэ спасли наших предков, переселив их в этот чудесный мир.

- А ты не задумывался, для чего они это сделали? Так я тебе скажу. Лишь для того, чтобы теперь отбирать жизнь у наших женщин. Вот ты бы отдал свою сестру или дочь в невесты одному из этих богов, чтобы после церемонии ее навсегда потерять?

  Затягивая разговор, я попытался собрать силы, для последней решающей атаки. Из-за болтливости противника у меня появился шанс с ним справиться. Я множество раз говорил своим людям на тренировках, что если есть возможность победить соперника, не стоит оттягивать ее, затевая пустой, никому не нужный разговор, даже если вам кажется, что врагу уже не спастись и победа у вас в руках. И, тем более, не стоит тешить свое эго, унижая противника. Действовать всегда надо быстро и решительно. Хорошо, что этот, не знает этой простой истины.

  Перенеся весь вес на колено здоровой ноги, и, сжав покрепче рукоять меча, я посмотрел в ожидании ответа на лицо стоящего напротив меня воина. Как ни старался, а рассмотреть черты противника не получалось. Да и общий его силуэт с каждым мгновением становился все более размытым. Надо действовать.

- Это великая честь, когда Боги выбирают девушку из твоей семьи. Случись такое и я был бы этому только рад.

  Криво усмехнувшись, я приготовился, отвечая, нанести удар.



Эйвери Блесс

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться