Прийти, увидеть, покорить

Размер шрифта: - +

33

  На то, чтобы очистить крепость от захватчиков, нам понадобилось чуть больше пяти часов. Слишком уж она была большая и имела множество укромных уголков. Из ста двадцати семи нападающих выжило тридцать четыре. Это не считая жрецов. Один жрец попал кому-то из защитников под горячую руку и погиб. Второго мы, еще в самом начале связав, закрыли в одной из комнат. Еще одного - взяли живым почти под конец боев. Он пытался выбраться в окно и сбежать в селение. Но у него ничего не вышло.

  Защитники понесли потери только в самом начале нападения. Когда спящих в своих комнатах воинов, неожиданно атаковали впущенные предателем в крепость зикалурцы. Но, как бы там ни было, перед тем как погибнуть, один из воинов успел поднять тревогу. Благодаря чему, остальные уже смогли оказать должное сопротивление. Думаю, даже без меня у них был шанс справиться с нападающими. Правда, в этом случае крепость осталась бы беззащитной, так как большинство ее обитателей погибло бы, исполняя свой долг.

  Действовала я во время зачистки так же, как и при встрече с первой группой прислужников Мэндэ. Сначала предупредительный выстрел энергетическим зарядом в потолок. Разлетающиеся во все стороны искры очень даже хорошо привлекали к нашему отряду внимание сражающихся, заставляя тех прекращать бой. Как только все внимание сосредотачивалось на мне, я сразу же предлагала наемникам сложить оружие и сдаться, гарантируя за это неприкосновенность, сохранность жизни и в дальнейшем - свободу. Не все воспринимали мои слова с первого раза серьезно, тогда, особо ретивых, приходилось распылять. Демонстрация силы и моих возможностей лучше любых слов объясняла зикалурцам бесполезность их сопротивления. Защитники же крепости, как только поняли, что к ним пришла подмога в виде самой богини (во всяком случае, так они считали), воодушевились и стали с удвоенным усердием вылавливать неудачливых захватчиков. Если бы не мой приказ не убивать тех, кто самостоятельно сдается, они бы перебили всех зикалурцев.

  Но все когда-нибудь заканчивается и эта длинная ночь так же пришла к своему логическому завершению. Завтракая в новых апартаментах которые нам выделили сразу же после завершения зачистки, вместе с комендантом Гинджуйской крепости, я слушала отчеты капитанов. Впервые в этом мире меня не воспринимали как существо второго сорта, которое должно знать свое место и не высовываться. Значит, все же местные мужчины могут воспринимать женщину как равного себе человека, и не кривиться или ухмыляться, при виде оружия в моих руках. К моему мнению прислушивались, что не могло ни радовать. Вот только… да, как бы там ни было, а я понимала, что не считай они меня богиней или кем-то приближенной к ней, вряд ли относились бы так. Зато, благодаря их действиям и словам, меня посетила интересная мысль. Она, пока еще не полностью сформировалась, но думаю, у меня все же появился неплохой шанс вызвать на бой Мэндэ, да так, чтобы нам не мешали ни их служители, ни последователи.

  Тем временем в комнату зашел еще один воин с отчетом. Уважительно поклонившись своим командирам и мне, он стал четко перечислять:

- Сорок два человека погибло. Девятеро смертельно ранены и умрут в течение нескольких часов. Еще семнадцать воинов вполне могут выжить, если не начнется воспаление или заражение. Все ученики, благодаря вмешательству и заступничеству Шри Чаманду Джи, живы и здоровы.  Из обслуживающего персонала двадцать девять человек умерло, двое в тяжелом состоянии, еще трое ранены, но жить будут, остальные уже приступили к выполнению своих обязанностей. Еще одного воина нам, пока, не удается найти.

  Услышав о пропавшем воине, я встрепенулась, вспомнив слова зикалурского пленного, о том, как они попали в крепость. Значит, вполне возможно, что мы сейчас узнаем имя предателя. О своих мыслях я тут же и рассказала коменданту. Кивнув, что услышал меня, глава крепости вежливо обратился ко мне с просьбой.

- Шри Чаманду Джи, с вашего позволения, я хотел бы пообщаться со жрецами. Нам очень важно узнать точно, кто именно предатель, чтобы в будущем избежать вот таких вот нападений. Ведь, со своего основания, Гинджуйская крепость никогда не была захвачена даже огромным войском, а тут сто человек, чуть не перерезали нас всех ночью, спящими, как свешев*.

  Я догадывалась, что ждет жрецов. В, общем-то, они это заслужили. А если взять в расчет, сколько друзей и подчиненных коменданта погибло и какой его род ждал позор, если бы задуманное приверженцами вернувшихся "богов" удалось провернуть, да еще и то, что ни о какой конвенции об обращении с военнопленными в этом мире слыхом не слыхали, то нападающих мне даже стало немного жаль. Возможно, именно последнее подтолкнуло меня вежливо попросить.

- Прикажите привести жрецов сюда. Я так же хочу послушать, что они расскажут. И продолжайте искать вашего воина.

   Я видела мелькнувшее недовольство в глазах воинов. Ну да, при мне они не смогут оторваться за все произошедшее на пленных, но ослушаться меня никто не осмелился.

   Ждать долго нам не пришлось. Уже через несколько минут, все тот же воин, вбежав в комнату, упал у наших ног. Так. Если я правильно поняла, нас ждут плохие вести. Иначе во взгляде коленопреклоненного мужчины не было бы столько вины и обреченности.

- Докладывай.

   Резкий приказ коменданта заставил вздрогнуть не только его подчиненных, но и меня.

- Один жрец мертв, второй – пропал.

   Вскочив на ноги, глава крепости в ярости, с силой, отшвырнул от себя столик на котором все еще стояли пиалы с едой. Звон разбившейся посуды, немного охладил его пыл. Но все равно, приказы он начал раздавать не сразу, а только после того, как несколько раз глубоко вздохнул.



Эйвери Блесс

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться