Прийти, увидеть, покорить

Размер шрифта: - +

4

 Пока мы шли до городка, я внимательно следила за идущим впереди меня местным, отмечая его мягкую, пружинистую походку и четко выверенные плавные движения. Ни одного лишнего или резкого. Никакого мельтешения. Чувствовалась хорошая военная школа. Хотелось бы посмотреть, каков он в деле. Как бы невероятно это ни звучало по отношению к мужчине.

   На коленопреклонённых на полях людей дядя Камала не обращал никакого внимания, впрочем, как и на меня. Во всяком случае, так мне показалось. И это меня более чем устраивало. И не просто устраивало. Меня это очень даже обрадовало. Решив воспользоваться ситуацией, я стала замедлять свой шаг. Зря. Это мне только показалось, что он надменно вышагивает впереди, забыв обо мне. Стоило мне немного отстать, как мужчина, обернувшись, кинул на меня предупреждающий взгляд. Обычно так смотрит палач на тех, кого уже осудили и приговорили к смертной казни. Осталось только приговор привести в исполнение. Решила пока больше не экспериментировать.

   Следуя за аборигеном, я попыталась рассмотреть работающих в поле. Но у меня ничего не получилось. Люди вставали с колен, когда мы уже отходили на достаточно большое от них расстояние. Поэтому мой взгляд вернулся к тому, кто быстрым шагом шел впереди. Его волосы, такие же черные, как и у всех представителей местного населения, которых я уже увидела, были заплетены в тугую косу со странным металлическим украшением на конце. На тело надета длинная, почти до колен, туника темно-вишневого цвета, с разрезами по бокам от бедра и красивой золотистой вышивкой по краю. По низу его белых брюк была видна та же вышивка. На ногах надеты мягкие тканевые тапочки такого же темно-вишневого цвета, что и туника. Обувь опять же была вышита.

   Что могу сказать? Одежда хоть и необычная, но вполне соответствует привычному мужскому образу. Смотрится она довольно органично и гораздо лучше той непонятной тряпки, что носят работающие на полях вместо брюк. Кстати, у этих людей волосы едва доставали до плеч. А обуви у них вообще не было.

   Когда мы пересекли городские ворота, я оторвалась от исследования одежды мужчины и переключилась на строения. Все в городе было выполнено из камня одного цвета. Светло-серого. Им были выложены дороги, стены отдельно стоящих домов и высокие ограды. Мы шли по центральной улице. Ее ширина было около пяти метров. И по ней передвигалось довольно много людей. Точнее, мужчин в разноцветных одеждах, довольно ярких и по фасону схожих с одеждой моего сопровождающего. А вот за ними, в таких же накидках, как и моя, шли женщины. Или во всяком случае, мне так показалось, что это были они.

   Я удивленно оглядывалась по сторонам. Сколько же здесь мужчин и все, абсолютно все меня выше. Да что там мужчины. Даже те, кто следовал за ними неслышными тенями, и те были выше меня минимум на полголовы.

   - Не позорь своего господина и не крути головой.

   Услышав недовольное шипение над ухом, от неожиданности вздрогнула. Из-за усталости и обилия новых впечатлений я мало того что отстала, рассматривая все и всех вокруг, так еще и стала невнимательной. А ведь это мне может стоить жизни. Не то чтобы я всех окружающих воспринимала как врагов, но, судя по тому, как меня встретили, ничего хорошего от местных ждать не приходится. Как бы мне хотелось надеяться, что мое первое впечатление окажется ошибочным. Но что-то в это мало верится. Чтобы не навлечь на себя дополнительные проблемы, решила не показывать своего отношения к происходящему. Поэтому, посмотрев на нависающего надо мной мужчину, только вопросительно приподняла бровь в ожидании продолжения.

   Вообще-то, во мне уже кипело раздражение от хамского поведения приставленного ко мне индивидуума. Я очень терпеливый человек, но у всего есть предел. И еще этот намек на господина. О каком господине он говорит? Очень сильно, до зуда в пальцах, захотелось этого мужлана поставить на место. Но опять же, я воспитана так, что мужчин обижать нельзя (про то, чтобы врезать кое-кому хорошенько, вообще молчу), потому что это плохо сказывается на их настроении и в дальнейшем на продуктивности (точнее, репродуктивности), но и себя оскорблять не позволю.

   - Не отставай.

   Процедив приказ сквозь сцепленные зубы, дядя Камала быстрым шагом продолжил путь. Сжав руки в кулаки, последовала за ним.

   В отличие от людей на полях, городские жители не падали на колени перед нами. Точнее, не все. Многие застыли, согнувшись в поклонах. Кто-то, при этом, скрестив руки на груди, а кто-то, сложив ладони над головой. И поднимались или разгибались они, бросая на меня и моего спутника заинтересованные взгляды, когда мы отходили от них метров на десять.

   Вскоре дорога уперлась в широкие деревянные резные ворота и более высокую стену, чем те, что до этого встречала в селении. Над всем этим возвышалось несколько башен.

   Как только мы подошли к воротам, они сразу же открылись, впуская нас обоих во внутренний двор, тут же закрывшись за нами. По-видимому, это дворцовый комплекс из нескольких зданий. Строения оказались очень высокими (конечно же, их не сравнить с земными небоскребами, но все равно, для уровня развития местного населения - поистине потрясающая работа), но не это меня восхитило, а то, что стены всех зданий от земли до самой крыши были украшены рядами скульптур людей и разных животных. При этом повторений я не заметила. Это сколько же это все строилось? Следуя за своим сопровождающим, я восторженным взглядом осматривала все вокруг. Невероятно!

   От рассматривания достопримечательностей меня отвлек подбежавший к нам толстячок в развевающемся на ветру ярко-желтом наряде.

   - Добрый вечер, господин Виджей. Разрешите забрать наиру Нику?

   - Кого?

   И я, и мой сопровождающий вопросительно уставились на толстячка, отчего тот растерялся.



Эйвери Блесс

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться