Приказ императрицы

Размер шрифта: - +

Приказ императрицы - 5

Приказ императрицы - 5

Ренсинк Татьяна

Когда пары и мглу сгущая, 
Светило дня свой кроет вид, 
Гром, мрачны тучи разрывая, 
Небесный свод зажечь грозит, 
От громкого перунов треска 
И молнии горящей блеска 
Мятется трепетна земля,— 
Но солнце страх сей отгоняет 
И град сгущенный растопляет, 
Дождем проливши на поля. 

Так ты, возлюбленна судьбою, 
Царица преданных сердец, 
Взложенный вышнего рукою 
Носяща с славою венец! 
Сгущенну тучу бед над нами 
Любви к нам твоея лучами, 
Как бурным вихрем, разобьешь, 
Их, к благу бедствие устроя, 
Унылых чад твоих покоя, 
На жизнь их радости прольешь.* 


Когда укрылась в отведённой ей спальне, Настя сразу легла на кровать. Она смотрела в потолок, вспоминала беседу с хозяйкой хутора, где находилась, а на лице медленно появлялась улыбка: 

-Ты жив... Верю... Это ты, без сомнения, - шептала она.

Как уснула, не заметила, но сон был глубоким, успокаивающим. Проснувшись от выкрика петуха за окном, Настя тут же поднялась. Улыбка с лица так и не сходила. Она думала только о возлюбленном, о встрече с ним. Не имея терпения дожидаться, когда отправятся снова в путь, в Петербург, где и будет долгожданная встреча со счастьем, Настя вышла из комнаты. 

В коридоре не было никого. Стояла тишь, словно ночь ещё не покинула свой трон. Медленно прокравшись к выходу, Настя вышла на двор. Она куталась в шаль от чувствовавшегося холодного ветра, но тот был тише: не таким строгим, не таким сильным, как в последние дни. 

Пробежавшие по двору куры скорее скрылись за дверцами курятника, оставив важно прохаживающегося петуха наедине со стоящей посреди двора гостьей. Настя любовалась им, округой, даже небом, синюю высь которого скрывали тучи. Мелкий дождь накрапывал, но Настя улыбалась ему.

Она подняла лицо к небу и закрыла глаза. Дождь усиливался. Ветер — тоже. Но Настя стояла, словно её никто не мог побеспокоить, словно непоколебима ничем. Она слышала лишь, как дождь о чём-то шепчется с ветром. Казалось, они говорили о ней, будто она важна в этом мире, кому-то нужна больше жизни, а значит — защищена от всех напастей...

-Вы заболеете, - молвил Владимир позади, выйдя на двор так неслышно, что Настя вздрогнула.

Она оглянулась и улыбнулась в ответ.

-Вы пугаете сим взором, - удивился он.

-Посмотрите, - призвала Настя обратить внимание на небо и указала туда рукой. - Видите? Туча вот-вот уйдёт, а за нею сквозь туманную дымку облаков подглядывает синева. Солнце будет сегодня!

-Вы удивляете меня всё больше, - не находил Владимир, как реагировать на подобное. - Вам хорошо?

-Мне лучше. Я верю, что Ванечка может не погиб, понимаете? - улыбалась Настя, а утихающий дождь каплями стекал с её промокших волос и лица.

-Понимаю, - улыбнулся Владимир слабо.

Настя видела, что он не поддерживает её веру, надежду, но ей было всё равно. Она знала истину и тянулась скорее к любимому. 

-Давайте отправляться в путь? - предложила она.

-С превеликим удовольствием, - поклонился Владимир.

Что он думал, решил ли оставаться в стороне, сочувствует ли, или ему безразлично — Настю это не волновало. Она скорее поспешила в дом, а там... Там хозяйка хутора помогла обсушиться, согреться, хорошо покормила её да Владимира и обняла на прощание.

-Удачи Вам, милочка, - прошептала она Насте. - А спутника своего проверяйте... Странный он...

-Благодарю Вас, - улыбнулась Настя и поспешила устроиться в повозку, которую хозяин хутора вывез им на двор:

-Ну, храни вас всех Бог...

-Прошу, - отдал Владимир ему небольшой мешочек денег. - Надеюсь, повозка не сломается на полпути. 

-Обижаете, сударь, - строго сказал хозяин. - За такую сумму я вам продаю лучшую, что у меня есть.

Владимир ничего не ответил, сев на козлы. Он взмахнул вожжами,  и тройка коней помчала повозку прочь. Настя оглядывалась на стоящих в объятиях друг друга хозяев хутора да жалела лишь о том, что может уже не встретятся с ними никогда...



* - из «Ода на рабство» Василия Капниста, 1783 г. 
 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: