Приказ императрицы

Размер шрифта: - +

Приказ императрицы - 25

Приказ императрицы - 25

Ренсинк Татьяна

Рука Ивана окунулась в кружева подола Августы и медленно, словно волна в тихом океане, скользила вверх по ноге. Она оголяла ту, останавливаясь не короткое мгновение, а взгляд Ивана неотрывно следил за наслаждающейся сей лаской фрейлиной. Откинувшись на спинку дивана, на котором полулежала, она кокетливо смотрела в ответ.

-Как я счастлива, что Вы сейчас со мной, а не с Симолиной, - вздохнула в блаженстве Августа. - Умоляю,... не останавливайтесь...

Иван прищурил глаза и улыбнулся:

-Ах, как тает сия прелестница в моих руках... Никак, я самый лучше на свете.

-Самый, - доверчиво смотрела Августа, с грустью наблюдая, как Иван медленно поднялся, взял её за руку и притянул к себе.

Её руки тут же легли ему на плечи, обвили шею. Она уже приоткрыла рот, чтобы одарить милого кавалера жарким поцелуем, как Иван резко выдал:

-Я слышал, что в Ваших планах соблазнить меня, дабы оградить сударыню Симолину. Слышал о заговоре. Знаю, с кем сговорились.

Он говорил, а глаза застывшей в его крепких объятиях фрейлины расширялись с каждым словом. Поражённая, что ему всё известно, она не знала, как реагировать.

-Ещё раз увижу Вас и его подле Симолиной или меня, действовать буду грубо, - договорил Иван...

Не услышав всего этого, Настя стояла тем временем в коридоре у окна. Она не стала дослушивать происходящего, как и Владимир, что привёл её сюда доказать неверность любимого, доказать, что выбор сделала неверный.

-Я знаю, кем Иван приходится на самом деле, - сказал Владимир спустя некоторое время, но Настя стояла к нему спиной и смотрела на звёздное небо. - А ты знаешь? Знаешь, откуда он, кто он, кто его родня?

Настя опустила взгляд, а ответить на вопросы эти и себе не могла. Только покачала головой.

-Ты так преданно отдала ему всю себя, а он, - усмехнулся Владимир, сделав шаг да уже подняв руки, чтобы обнять Настю за плечи, как она повернулась и резко оттолкнула его:

-Не знаю я всего этого о нём, верно. Избегал он разговоров о своих родных, а я не так смела, чтобы расспрашивать его.

-Он держит тебя в страхе? - с удивлением смотрел Владимир.

-В страхе меня держите Вы, - вымолвила Настя, и из комнаты, где, как знали, находился Иван с фрейлиной, выбежала Августа. 

Она резко остановилась, увидев Настю с Владимиром у окна. Пронзая взглядом ярой ненависти, Августа подошла близко к Владимиру, одарила его пощёчиной и убежала прочь. Следом за нею из комнаты вышел чем-то довольный Иван. Только улыбка его тут же исчезла с лица, когда взгляд пал на стоящую в коридоре Настю подле гордо выпрямившегося Владимира.

Настя не медлила. Она развернулась и быстрым шагом ушла, желая оставить всё случившееся позади. Лишь обида не давала тому произойти. Наполняя её душу, заставляя слёзы подступать, она давила изнутри. 

Вернувшись в комнату к фрейлинам, где те так и сидели в кругу да слушали занявший их роман, Настя села подле Татьяны. Та наслаждалась, будто вновь была такой же юной, фрейлиной государыни. Она вспоминала былые чувства, ошибки и невольно прослезилась.

Поймав себя на мысли, что нельзя выдавать переживания, Татьяна отвлеклась. Она перевела взгляд на сидевшую подле Настю и увидела взволнованность той, что никак было не упрятать. Настя изо всех сил старалась держаться спокойно, но Татьяна замечала всё. Она незаметно коснулась её руки да позвала отойти.

-Уйдём? - прошептала Настя.

-Что случилось? - вопросила с тревогой Татьяна, удалившись с нею в соседнюю спальню. - Рассказывай же. На тебе лица нет. Неужто этот интриган Владимир сумел вред нанести?

Настя поведала обо всём произошедшем и села на стул у окна с глубоким выдохом да слезами на глазах, которые упрямо пыталась не выпускать. Татьяна вздохнула:

-Послушай... Я всё думала это время, что да как и оповестила государыню о своём решении. Она меня поддержала. Оказывается, знает государыня, кто ты. А вот насчёт подруги твоей Кристины некие подозрения имеются. 

-Знает? Подозрения? - с испугом взглянула Настя.

-Не бойся, - успокоила её ласковой улыбкой Татьяна. - Раз такие интриги начались, подозрения вокруг, слухи,... следует уехать. Ты поживи пока у меня. Мне во дворце без государыни тоже делать нечего. Скука смертная. Будем навещать её в Царском. Бецкой тоже не против. Только за. Рад, что я всё на себя взяла, а его тем самым освободила от сей истории. Согласна?

-Уехать? - задумалась Настя и встала. - А Ваня?

-И Ваня, - с умилением вымолвила Татьяна и была рада видеть появившуюся на лице дорогой собеседницы улыбку...

 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: