Приказ императрицы

Размер шрифта: - +

Приказ императрицы - 26

Приказ императрицы - 26

Ренсинк Татьяна

Боюсь во сне и наяву
В глазах увидеть грусть твою,
Не ощутить тепло, мой друг,
Ласковых твоих рук.

Тебя мне будет не хватать,
Если настанет время боли,
Когда разлука - как гроза;
И от бед ничто не скроет.

Верю, любовь живёт всегда,
Суетной жизни век украсит,
Одарит светом и когда
Не видно света, мира, счастья.

Моя любовь к тебе чиста,
Знаю, и твоя такая.
Друг друга нам не потерять.
Удача с нами, как мечтала.

Как только Настя ушла, оставив Владимира с Иваном наедине в коридоре, Иван с насмешкой встал перед его глазами. Тот молча взирал в ответ с абсолютным спокойствием и гордостью.

-Я в курсе Ваших интриг и им конец, - вымолвил Иван да ушёл следом за Настей.

Отправиться в ту же комнату фрейлин, куда она скрылась, он не решился. Оглянувшись в пустом коридоре, Иван зашёл в спальню Насти, чтобы там её и дождаться. Он прошёл к свету луны за окном да зажег стоящие на столике возле свечи. 

Трёхъярусный подсвечник осветил скромную обстановку комнаты. Улыбнувшись, глядя на весёлые огни, Иван почувствовал себя лучше. Он верил, что теперь жизнь пойдёт так, как он с Настей хотят. Только начал мечтать, как дверь в спальню скрипнула. 
Вошедшая в комнату служанка так и ахнула, когда закрыла дверь да увидела вместо своей барышни молодого кавалера.

-Тише, - шепнул он ей. - Не смей сказать кому!

-Да что Вы, - махнула она рукой. - Вы, видать, не помните меня, а я вот помню да и многое теперь знаю, - в ответ стала шептать она, подойдя ближе да уставившись в глаза. - Морозов Иван... Аделина я, служила когда-то здесь вместе с Настей.

-Слушай, Аделина, - улыбнулся Иван. - Позови-ка барышню сюда, а сама ступай почивать.  

-А чего ж не позвать... Позову, - несмело оглядываясь на него, словно сомневалась, а тот ли это человек, за кого приняла, Аделина покинула спальню.

Через несколько же минут в спальню вошла Настя. Скорее закрыв дверь и облокотившись на неё, она взирала на стоящего у свечей возлюбленного. Блеск слёз в её глазах Иван заметил сразу. Он подошёл, протянул руку, но Настя отошла к кровати и встала спиной:

-Мне надо переодеться ко сну. Сейчас сюда придёт Аделина.

-Не придёт. Я ей дал ясно понять, что она здесь нежеланный гость, - встал позади Иван.

Настя замолчала, наслаждаясь тем, что он рядом, но обида в душе не позволяла стать теплее, уступчивой. Иван чувствовал всё. Он осторожно снял парик Насти и, положив его на стул возле, стал развязывать завязки её наряда. Настя так и не шевелилась. Её волосы водопадом пали на плечи. Закрыв глаза, она чувствовала, что поддаётся чарам любимого. Она чувствовала, что тело обнажается всё больше и больше, а тепло рук милого всё увереннее ласкают её талию и грудь. Он осторожно освобождал её от наряда, нежно целовал ушки, шейку, плечи и шептал:

-Ненаглядная моя, единственная...

-Не единственная, - прошептала Настя, и по её щекам покатились слёзы. 

Она резко схватила лежащую на кровати сорочку да оделась. Иван понимал, что происходит, и сразу крепко обнял сзади. Они стояли перед небольшим зеркалом на стене, смотрели друг на друга. Взгляд обиды Насти и глубокий взгляд Ивана молча общались друг с другом, пока Иван не стал вновь шептать:

-Единственная. Ревнуешь... Зря. Я издевался над нею, пусть сначала и делал вид, будто крайне заинтересован.

-Делал вид, - кивала Настя, а слёзы непослушно катились и катились.

-Клянусь, никогда не поступлю больше подобным образом, - виновато смотрел Иван на милую в зеркале. -  Нельзя было мне так поступать и заставлять тебя страдать... Но ведь они и не подозревали, что мы знали об их сговоре. Мы умнее их всех, поверь... Не плачь... Я лишь ноги её коснулся. Успокойся, малышу нашему нельзя чувствовать плохое. Мы будем беречь его. 

-Будем, - повторила Настя, поглаживая вместе с Иваном свой ещё незаметный живот.

-Прости дурака своего? - поцеловал Иван любимую вновь в шейку, вдыхая аромат её распущенных волос.

-Своего, - кивала Настя, а обида отступала, уступая место всепобеждающей любви.

-Знает государыня теперь многое. Приказано Кристине твоей вернуться с повинной, тогда и будет всё хорошо с нею. А нас отпускают, поверь... Будем счастливы. Будем подальше ото всех этих дворцовых интриг... С нашими детками, - шептал Иван.

-С детками? - улыбнулась Настя и опустила смущённый взгляд.

-А как же, - стал более страстно обнимать её милый.

-Татьяна зовёт на время пожить у неё, - прошептала Настя, и Иван улыбнулся:

-Прекрасно. А тем временем ты напиши письмо для Кристины.  Доставлю его, и привезу её во дворец.

Настя вновь кивала, но уже с улыбкой на лице. Иван повернул её к себе лицом и губы их, нашёптывая потоки пылких признаний, слились в страстном поцелуе. Сердца их бешено застучали. Тела опустились на кровать. Мир перестал существовать на это время: время жарких ласк, райского блаженства...



Tatjana Rensink

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: