Приказ императрицы

Размер шрифта: - +

Приказ императрицы - 30

Приказ императрицы - 30

Ренсинк Татьяна

Только услышал женский визг Иван, пока пытался отразить удары шпаги Владимира, сразу сделал несколько выпадов и отбил его оружие. Шпага отлетела в угол, и Иван помчался наверх. 

-Там, - указала рукой в сторону Татьяна, ошарашенная происходящим.

Она ещё не до конца понимала, что случилось и почему, но понимала, как и Иван, что на Настю кто-то напал. Иван чувствовал, что Владимир здесь не один, что возможно спланировано похищение Насти, и сердце бешено стучалось. Вбежав за одну из приоткрытых дверей, он услышал, как в узком коридоре кто-то спускался. Это был коридор для прислуги. Только темнота мало позволяла увидеть. 

Поспешив по лестнице вниз, Иван вскоре выбежал на улицу, но там не оказалось никого. Абсолютная тишина и снаружи, и внутри дома казалась подозрительной. Тонкие тени от ветвей растущих возле берёз указывали лишь в одну сторону. Будто подсказывали, что именно туда скрылись неприятели...

-Госпожа! Госпожа! Барышню похитили! Утащили с мешком на голове! - послышались выкрики одной из служанок, мчавшейся скорее по коридору к Татьяне.

С вырывающимся из него озверением Иван мигом вернулся назад, напав молниеносно на стоящего на месте, где оставил, Владимира:

-Подлец! Говори, куда Настю дел! Скотина! Сговорился с кем? - орал Иван, нанося мощные удары.

Владимир опешил, защищаясь шпагой и переменившись в лице:

-Не сговаривался! Понятия не имею, кто здесь был!

-Прекратите! - выкрикнула в ужасе Татьяна с лестницы, но Иван, не веря противнику, вонзил шпагу ему в живот и умчался прочь на двор.

-Боже, - выдохнула Татьяна, застыв на месте и наблюдая, как схватившийся за рану Владимир медленно опустился на пол.

Его шпага со звоном пала рядом, и воцарилась тишина. Татьяна взглянула на оставшуюся открытой за Иваном дверь. Оттуда донёсся до слуха топот быстро удаляющегося со двора коня. Иван уезжал. Страх настиг каждого, кто был здесь: и Татьяну, вновь уставившуюся на раненого, и Владимира, в глазах которого виделась боль, и застывшую возле служанку.

-Скорее,... врача, - махнула ей Татьяна и поспешила к Владимиру.

Она поддержала его руками, чтобы ему было немного удобнее сидеть на полу, и тихо вымолвила:

-Сказали бы сразу, зачем прибыли, битвы не случилось бы.

-Вы верите, что я не причастен к похищению Насти? - усмехнулся он и отвёл взгляд в сторону, еле сдерживая себя, чтобы не стонать от пронзающей его тело боли.

Владимир бледнел на глазах, кровь струилась из-под его ладони, окрашивая рубаху и камзол в алый цвет. 

-Терпите, умоляю, - тревожно сказала Татьяна.

Она помогла ему сесть спиной к стене и из его груди раздался вырывающийся крик. Когда же прибыл врач и сразу был занят Владимиром, Татьяна удалилась в сторону. Она посмотрела на темнеющие в вечере небеса за окном, украшенные оранжевыми с красным полосами заката, и прошептала:

-Знать бы, где безопаснее... Оказалось, что не здесь... Прости, Настенька.
Татьяна удалилась в себе в спальню, где тут же встала к стоявшим на полке в углу иконам:

-Царице моя преблагая, надеждо моя Богородице, приятелище сирых и странных предстательнице, скорбящих радосте, обидимых покровительнице! Зриши мою беду, зриши мою скорбь, помози ми яко немощну, окорми мя яко странна. Обиду мою веси, разреши ту, яко волиши: яко не имам иныя помощи разве Тебе, ни иныя предстательницы, ни благия утешительницы, токмо Тебе, о Богомати, яко да сохраниши мя и покрыеши во веки веков. Аминь. 

Она молилась, не переставая думать о Насте, об Иване и Владимире, чья душа, как ей казалось, заблудилась. Она чувствовала, что без обращения к Богу, уже не сможет. Страх за жизнь каждого переполнял её, будто она сама ранена или страдает в руках злодеев.

Перекрестившись и поклонившись, Татьяна поспешила вновь оставить свою комнату. Она вернулась к доктору, который только закончил рассматривать рану Владимира и успел перевязать её.

-Рана не опасна, - сказал он и встал. - Но Владимиру Александровичу нужен отдых.

-Какое счастье, - с облегчением вздохнула Татьяна и с улыбкой взглянула на внимательно смотревшего в ответ раненого. - Вы останетесь пока здесь. За Вами будет хороший уход.

-Вы приглашаете меня остаться после всего случившегося?! - удивился он, видно растерявшись.

-Я не приглашаю, - улыбалась Татьяна. - Как бы сказала наша дорогая Императрица, я приказывать не люблю, но это крайний случай. И потом, добром можно многое исправить.

Владимир не знал, что ответить, но тяжело вздохнул, пока соглашаясь на всё...



Tatjana Rensink

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: