Приказ императрицы

Размер шрифта: - +

Приказ императрицы - 36

Приказ императрицы - 36

Ренсинк Татьяна

Родимый, милый мой край, 
Тебя милее нет.
Куда бы я ни ушла,
Мне снится твой рассвет,
Просторы летних полей
И аромат весны,
Шёпот речных камышей,
Песня моей души.

Заря займётся опять
В деревне у реки.
Край милый мой не объять
И нет милей страны:
Не сосчитать её богатств,
Красот, любви и доброты.
Она - всей жизни моей сад,
Мой дом, судьба, мечты.

В июльский зной или мороз
Всегда вернусь сюда,
Чтоб побродить среди берез,
Воспрянуть духом и опять
Отправиться, куда ведёт
Загадками судьба,
Чтобы вернуться вновь и вновь
Туда, где милый край.

Тем же днём Владимир привёз Настю в деревню к её матушке, как и обещал. И даже когда Настя, спрыгнув с повозки, бросилась в объятия выбежавшей на двор матери, всё равно не доверяла своему спутнику... 

-Вы пройдёте в дом? - пробудил его вопрос матушки Насти, но Владимир сразу отказался, продолжая внимательно смотреть на людей деревни, на их дома.

-Маменька, за Кристиной мы приехали, - сказала тут же Настя. - Поговорить с нею надобно. 

-Неужто всё, что сей господин мне наговорил тогда, правда? Неужто тебя такой опасности подвергают? - стала волноваться та, уводя в своих объятиях дочь в сени.

Владимир остался снаружи. Он ещё раз окинул взглядом округу и медленным шагом отправился пройтись по единственной улице деревни. Всё вокруг казалось тихим, мирным, словно это был особенный уголок в этом краю: уголок для отдыха души и тела. 

Небольшая речка позади построенных в ряд домов неторопливо убегала куда-то вдаль. Владимир бросил на неё взгляд и почувствовал, что вместе с её течением убегает и печаль, заставляя душу радоваться чему-то светлому, что вдруг отразилось от лучей удаляющегося за горизонт солнца.

Вдоль дороги, меж домов красивыми косами колыхались на нежном ветру ивы. Они словно вели разговор с травами да кустарниками вокруг, за которыми на каждом дворе виднелись разнообразные сады. На земле клюют зёрнышки или похаживают курицы, а рядом с ними голосят задорные цыплята. Владимир невольно улыбался, замечая всю жизнь природы и живого вокруг.

За тем, как он прогуливался да любовался всем, из окна следила с матушкой Настя. Они обе будто чего ждали, переживая вместе, а Владимир, как по какому внутреннему зову, оглянулся на дом, где они были. К дому, кутаясь в шаль да надвигая на лицо повязанный на голову платок, быстрым шагом направлялась девица. 

-Кристина, - прошептал Владимир себе и быстро нагнал её, схватив за руку. - А ну-ка стой!

-Отпусти, - оглянулась та, и Владимир засмеялся, узнав сестру:

-От меня-то чего бегаешь?

-А я никому не доверяю, - выдала та и поспешила скрыться в дом к Насте.

Владимир вошёл следом, и тут же стал свидетелем, как разрыдавшаяся Кристина кинулась в объятия подруги.

-Прости меня, милая, - плакала она, и Настя по доброте душевной нежно её гладила в своих руках:

-Ну же, успокойся. Всё будет теперь хорошо. Вот,... вернёмся к государыне...

-Никогда, - отошла Кристина тут же в сторону, вытирая слёзы. - Я жениха жду. Вернётся он от турков, женится на мне. Он был у меня перед отъездом, я весточку-то ему оставляла, где я ждать буду. Обещал вернуться!

-Что же он тебя сразу в церковь не сводил? - смеялся Владимир.

-Я так и знала, что на тебя положиться вряд ли смогу до конца, - жалостливо молвила Кристина и взглянула на сочувствующую всей душой подругу. - Настенька, ты же веришь мне? Помоги, пока мой миленький не вернётся?

-Я не смогу долго ждать, - прослезилась та и почувствовала себя крайне неловко отказать ей в помощи. - Я очень хотела сделать всё для тебя, но обстоятельства иначе складываются. Государыня всё знает. Салтыков охотится за мной, а я ношу под сердцем малыша и потерять его не хочу. Жизни без него не будет мне.

-Что?! - поразилась Кристина и села на стул у окна, будто задумалась о чём.

-Зря ты всё затеяла, я предупреждал ещё в начале, но ты меня уговорила, - серьёзно выдал вставший рядом с ней Владимир и был тут же удостоен грозным взглядом в ответ:

-Ты... Ты предал меня. Никуда я не поеду. Я убегу, скроюсь, но всё будет по-моему!

-Ты думаешь лишь о себе, подвергая остальных опасности, - продолжал говорить Владимир, что вызвало у Кристины ещё большую ярость.

Она вскочила и одарила его пощёчиной, тут же указав на выход:

-Убирайся! Предатель! Не желаю тебя видеть никогда! Никогда!

Она кричала, рыдала, пока заметившая прибывших двух всадников за окном матушка Насти ни воскликнула:

-Офицеры опять здесь! Они всё слышат!



Tatjana Rensink

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: