Приказ императрицы

Font size: - +

Приказ императрицы - 42

Приказ императрицы - 42

Ренсинк Татьяна

Хоть вся теперь природа дремлет,
Одна моя любовь не спит;
Твои движенья, вздохи внемлет
И только на тебя глядит.

Приметь мои ты разговоры,
Помысль о мне наедине;
Брось на меня приятны взоры,
И нежностью ответствуй мне.

Единым отвечай воззреньем
И мысль свою мне сообщи:
Что с тем сравнится восхищеньем,
Как две сольются в нас души?

Представь в уме сие блаженство
И ускоряй его вкусить
Любовь лишь с божеством равенство
Нам может в жизни сей дарить.*

С нежностью прочитал возлюбленной стихотворение Иван. Он обнимал  её,  лёжа  в  высоких  травах  и  цветах  луга. Она лежала на его груди, любуясь красотою облаков. Те медленно проплывали над ними, рисуя то одни фигуры, то другие, среди которых тёплые лучи солнца радостно пробивались и мчались к земле.

-Так хорошо, - улыбалась Настя, ласково поглаживая милого рукой. - Так бы и жить без забот.

-Эти несколько дней, что мы у Татьяны, действительно, самые прекрасные, - задумчиво сказал Иван, но это насторожило возлюбленную:

-Отчего так грустно?

-Долгим кажется ожидание, а нам венчаться скорее надо, - недовольно сказал он и сел, поправив на голове треуголку, перья которой чуть колыхались от лёгкого ветра.

-Тебе нравится жить вот так? - вопросил он после недолгой паузы и смотрел на Настю с удивлением.

-Нет, - вздохнула та, сев рядом и сняв свою шляпку, на которой были точно такие же пушистые перья. - Знаешь, хорошо жить в достатке и без забот, да бывает то лишь в сказках.

-Ну, сказку можно сотворить самим, - усмехнулся Иван. - Только мешают нам многие. Опять мы играем чужие роли, подчиняемся приказам. Всё не так, не о том я мечтал. Да и ты, возможно, не понимаешь меня.

Иван с нарастающим недовольством поднялся и скорее удалился по лугу прочь, к виднеющейся неподалёку усадьбе Татьяны. Поднявшись с чувством вины за что-то, чем невольно обидела любимого, Настя смотрела ему вслед. 

-Барышня? - раздался позади женский голос, и она тут же обернулась.

Настя узнала её. Это была одна из служанок Татьяны. Тихая, добрая, но её встревоженный вид заставил почувствовать, что произошло нечто неприятное.

-Что-то случилось? - вопросила Настя.

-Обманывает Вас сей человек, - несмело сказала та  и, видя, как Настя в неверии замотала головой, продолжила. - Когда похитили-то Вас, он ранен был, ухаживала за ним наша госпожа да романтическое время было у них, поцелуи...

-Нет, - прервала её рассказ поражённая услышанным Настя. - Такого не может быть.

-Я сама видела и дверь-то к ним сразу закрыла. Назвала Татьяна Алексеевна его Иваном, - широко раскрыв глаза, уверяла служанка. 

Не став слушать более, Настя сорвалась с места. На бегу она надела шляпку, приподняла подол да нагнала возлюбленного прям у дверей дома.

-Это правда? - запыхавшись, вопросила она, загородив собою путь.

Иван с удивлением смотрел в прослезившиеся глаза любимой и не мог понять сей обиды.

-Ты любовник Татьяны? 

-Что? - возмутился он во всеуслышание. - Что за бред?!

-Прислуга видела, как вы целовались, - рассказывала Настя, поведав обо всём, что сейчас узнала.

-Поверь мне, в тот момент, когда, - не успел договорить Иван, как на двор вышла взволнованная Татьяна:

-Я была с Владимиром! - сразу заявила она. - Перепутала служанка моя, верно? - бросила она строгий взгляд на подошедшую за Настей служанку.

-Не видела я сего господина в лицо, а лишь со спины, - присела та с виноватым видом. - Простите, барыня.

-Пошла прочь! - указала на дом Татьяна и проследила её спешный шаг, пока та не исчезла из вида. 

-Случайно услышала ваш спор сейчас и не смогла терпеть сего обмана, - пояснила Татьяна.

-Ты с Владимиром... Александровичем? - удивилась Настя.

-С Протасовым? - добавил не менее удивлённый Иван. - Он же предатель, враг...

-Он раскаялся во всём и желает помочь. Жаль мне его, - виновато смотрела Татьяна, собравшись уйти в дом. - Да и вы простите его,...  меня. Чуть счастье вам не сломалось.

Татьяна ушла в дом скорее, оставив влюблённых наедине, и те, ничего больше не говоря, прижались друг к другу крепче, осознавая вновь, как хрупко счастье и как надобно его особенно охранять...



* -  Г. Р. Державин, 1770 г.



Tatjana Rensink

Edited: 25.05.2017

Add to Library


Complain




Books language: