Приказ императрицы

Размер шрифта: - +

Приказ императрицы - 44

Приказ императрицы - 44

Ренсинк Татьяна

Когда спектакль в театре был закончен, Иван с Настей да Татьяной не спешили на выход. Взволнованный тем, что может произойти, Иван просил чуть обождать. Дождавшись, когда большая часть народа покинет театр, они наконец-то отправились к выходу.

На улице ещё стояло несколько экипажей и в стороне с кем-то из офицеров беседовал сам Бецкой, поддерживая под руку свою воспитанницу. Ничего подозрительного не наблюдалось, и Иван пригласил спутниц пройти к карете... 

-И что он увидел? -  донёсся голос одной из дам, беседующей с парой кавалеров да пожилой женщиной у соседнего экипажа. - Он же слеп?

-Слеп, слеп... Хромой, больной, - подтвердила пожилая дама.

-Паралич вскоре убьёт Иван Иваныча, - вздохнул с жалостью один из их кавалеров, и Настя вздрогнула.

Надвинув шляпку чуть на глаза, она тут же тихо спросила Татьяну:

-Неужто о Бецком речь?

-Увы, Настенька... Ты же видишь, не так и здоров он, - подтвердила та. - Но не сдаётся и помогает всем да каждому, чем может. Он верит, что человек от природы не зол, а добр.

-Только с детства надо добру учить, - поправил Иван. - А любезный ваш ещё долго может прожить.

-Как ты могла связаться с таким подлецом? - нервно вопросила вышедшая из-за кареты Кристина. - Он же всех презирает.

Она смотрела пронзительным взглядом в глаза ошарашенной встречей Насти. Её одежда удивляла не меньше. Криста выглядела, словно не беглянка, а какая барыня, одетая в приличный наряд и шляпку.

-Ты предала меня, как и все остальные, - обвиняла Кристина, встав близко к глазам Насти, и та, от волнения или желания укрыться от неприятностей, прижала вновь амулет отца к груди, будто это было единственным спасением.

-Нет, Криста, умоляю, - мотала головой Настя, не желая быть виноватой, но почему-то чувствуя вину.

-И ты, - заметив подошедшего брата, выдала Кристина в его сторону. - Ты тоже предатель... А ты самая великая лицемерка, - продолжила она вновь обвинять Настю, по щекам которой уже потекли слёзы.

Иван заключил любимую в объятия, но пока молчал, как и Владимир. Будто чего ждали, что тревожило и Настю, и Татьяну всё больше.

-Ты лицемерка, - усмехнулась злобно Кристина. - Как тебе хорошо в богатой одежде, а? Смотрите все! - стала она озираться по сторонам на людей вокруг, уже заметивших назревающий скандал. - Эта лицемерка -  крепостная девка! Всегда хотела жить в роскоши! Отняла у меня всё! И жениха, и счастье, и судьбу!
В этот момент Бецкой сделал знак рукою в сторону уже начавших приближаться со всех сторон офицеров. Кристина заметила их, выхватила из рук Насти амулет и бросилась убегать. Некая старушка, побежавшая ей навстречу, заключила её в объятия и прокричала в сторону офицеров:

-Оставьте её! Уйдите!

-Благодарю, что помогали мне, - усмехнулась Кристина, оттолкнула старушку да побежала прочь.

Офицеры тут же бросились в погоню. Не смогла убежать она далеко. Все люди вокруг собрались вместе, застыв на месте и с тревогой наблюдая за происходящим. Кристину быстро поймали, посадили в подъехавшую чёрную карету да увезли. 

-Думаю, нам следует отправиться за ними, - предложил Ивану Владимир и указал на двух ожидающих на привязи коней. - Я заранее позаботился...

-Темнишь, - прищурился Иван, но предложение принял, сев скорее верхом.

-Что теперь будет? Куда ты? - волновалась Настя.

-Я вернусь, поверь... И амулет твоего отца тоже верну, - улыбнулся уверенный в успехе возлюбленный да пришпорил коня.

-Мы подождём, - хотела ещё что-то сказать Татьяна, но к ним подошёл Бецкой:
-Я рад, что жизнь налаживается теперь.

-Налаживается? - еле слышно вымолвила Настя, не скрывая слёз, и Бецкой протянул платочек. 

-Благодарю, - высушивая слёзы на щеках, она стояла в объятиях Татьяны и дрожала от переживаний.

-Возвращайтесь к государыне. Скоро вас отпустят домой и история эта забудется. Не вы первые, с кем случается нечто подобное, откуда спасать приходится нам... всем, - улыбнулся Бецкой и отправился обратно, к своей воспитаннице да карете.

-Идём, милая, - повела Татьяна Настю к их экипажу. - Он прав... Нам лучше вернуться к Екатерине Алексеевне. Думаю, Кристину увезли именно туда.

-Не желаю ей казни. Виновата я, я, я, - не выдержав более, Настя зарыдала сразу, как только сели в карету...
 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: