Приказ императрицы

Размер шрифта: - +

Приказ императрицы - 46

Приказ императрицы - 46

Ренсинк Татьяна

Теряя силы, но держась, чтобы не уснуть, Татьяна и Настя молча сидели на кровати уже долгое время. Насторожившись от резко наступившей тишины, они переглянулись. В комнате было темно. Снаружи голоса похитителей, их пьяные песни да звон кружек утихли. Лишь время от времени слышался скрип пола, будто кто крался по дому, всё ближе и ближе к их двери.

Когда замок щелкнул и засов открылся, Настя затаила дыхание.

-Тихо, - схватила стоящий подле стул Татьяна.

-Не спите? Вот и хорошо, - вошли двое из братьев Гордея. 

В руках одного из них было два крестьянских платья, которые тот и швырнул на пол:

-Оденетесь в это и быстро!

-А деньги, все безделушки, всю одежду, отдадите нам! - приказом провозгласил другой.

Он достал из кармана нож и, видя, что дамы не собираются шевелиться, проорал:

-Немедля! 

-Выйдете, - сглотнула Настя.

-Если через пять минут вы не будете переодеты, ребеночек точно не выживет, - пояснил первый, и они оба вышли из комнаты.

-За что нам это всё? - боясь за малыша, стала Настя скорее расшнуровывать наряд.

Ни она, ни Татьяна, не желали больше неприятностей. Быстро переодевшись и успев отойти в сторону, они уставились на  вернувшихся похитителей. Те с довольным выражением лица поставили горящие свечи, что принесли, на стол. 

-Иди ко мне, мамочка, - притянул к себе Настю один из них, и та сразу пыталась вырваться из его объятий, но сил столько не было.

-Подлецы! - швырнула стул в них Татьяна.

-Как же повезло тебе, графинюшка, - с озверением выдавил из себя другой, схватив за руку. - А может и не повезло?

-Убирайся прочь, - сквозь сжатые от гнева зубы выдала она.

В одно мгновение Татьяна оказалась поваленной на постель, придавленная телом грязного, пахнущего резким алкоголем мужика, в планах которого не было ничего, кроме как овладеть ею и быстро. Он скорее задирал её подол, пытаясь удержать ударами другой руки по лицу. Видя это, Настя кричала сильнее, звала на помощь. Она так же пыталась вырваться из рук настырно пытающегося её поцеловать похитителя, но тщетно.

На поднявшийся шум прибыли и другие двое вместе с Гордеем. Они оттащили товарищей от женщин да толкнули их уйти прочь. Собрав скорее богатые наряды и украшения, что дамы оставили на кровати, они ушли, вновь заперев дверь.

-Мне плохо, - только и вымолвила Настя, пав на пол в бессознании.

-Нет, - не успела подхватить её Татьяна.

Она села подле, перевернув её и положив себе на колени. Поглаживая бесчувственную подругу по голове, Татьяна не выдержала да зарыдала. С соседней комнаты теперь вновь доносился говор весёлых похитителей, звон их кружек да смех. Надежда на спасение таяла с каждой минутой, но ночь не уходила так скоро, как бы хотелось:

-Не оставляй меня, Настенька... Мы подруги навечно... Не оставлю,... не оставляй и ты...

Звёзды виднелись через щели небрежно заколоченных окон, но скрывались за чуть колыхающимися верхушками елей, за наплывающими чёрными облаками. Будто туман спускался с небес на землю, накрываю и эту комнату. Татьяна на миг прекратила плач, покачиваясь, пытаясь себя успокоить.

Яркие вспышки света стали резко проникать в комнату, а за ними виднелись белые крылья. Они приближались и пронеслись над головой. Татьяна пыталась разглядеть происходящее, но снова стало темно. Только какие-то голоса были слышны. Они отдалялись, исчезая, вновь появляясь и вскоре растаяв, оставляя эхо. 

Татьяне казалось, что она сидит в некоем погребе совершенно одна. Через некоторое время абсолютной тишины раздался продолжительный писк и будто вышел из тьмы скелет. Он сел перед глазами, но смотрел куда-то в сторону. Спокойно. Равнодушно. Ужаснувшись видеть его, Татьяна заметила, что сидит он на огромном оранжевом цветке, лепестки которого осторожно касались её рук и на ощупь были будто бархатными.

Зажмурившись, чтобы не видеть всё это, Татьяна вновь услышала писк. Она схватилась за голову, закрыла уши. Она хотела встать, убежать, но тело не слушалось, пока не почувствовала, что её кто-то трясёт и зовёт:

-Танечка,... милая,... очнись, - прозвучал голос Насти, и Татьяна открыла глаза.

-Мне чудилось нечто ужасное, - прошептала Татьяна, радуясь видеть подругу перед собой.

Та сидела в белоснежной сорочке напротив и тепло улыбалась:

-А я видела чудесный сон. Я верю, нас спасут. Мы помолимся Господу Богу, Богородице, Святому Николаю, всем-всем, - показала она на медальон с цепочкой в руке и надела на шею. - Я припрятала его под подушкой, когда переодевались, помнишь?

-Прости, милая,... нет... Я не видела, как ты его прятала. И я не верю, что нас спасут. Не буду молиться, - прослезилась Татьяна, но Настя помотала головой:

-Они уехали! Я звала тебя, но ты так крепко спала. Я слышала, как они уехали. Может мы и докричимся до кого.

-На долго ли уехали, - усмехнулась Татьяна в сторону.

-Навсегда. Они забрали все наши вещи, чтобы продать. Я всё подслушала. Бежали, - улыбалась Настя, свободно и глубоко вздохнув...



Tatjana Rensink

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: