Приказ императрицы

Размер шрифта: - +

Приказ императрицы - 48

Приказ императрицы - 48

Ренсинк Татьяна

Несколько раз ела Настя суп, приготовленный лесником. Из чего он был сделан, как — лесник не рассказывал, а Татьяна большую часть времени проводила возле Насти, успокаивая беседами и верою, что скоро вернутся к дорогим людям живыми и здоровыми.

-Вам не нравится мой суп? - когда Настя поела суп, но не стала доедать, вопросил лесник.

-Горчит, - смущённо взглянула она. - А где Татьяна Алексеевна?

-В бане, - улыбнулся лесник. - Моя баня с ароматами специальных трав успокаивает, даёт силы. А суп, что Вы ели, лечит. Я научился многому у местной знахарки.

-Как я рада, что мы попали именно к Вам в столь страшный час, - опустила взгляд Настя.

-Тебе лучше! - вошла счастливая Татьяна, кутаясь в тепло шерстяной шали.
 
-Ты была в бане? - удивилась Настя. - И я мечтаю.

-Однако, дабы не навредить малышу, - цыкнул лесник. - В раздевальной при бане есть иное место, где можно было бы очиститься, расслабиться.

Вскоре лесник приготовил в бане ванную. Он кратко рассказал, что построил её сам из дерева. Уединившись с Татьяной, которая помогла переодеться да сесть в ванну, Настя вновь ощутила радость окунуться в тепло воды. Аромат цветочных лепестков, что покрывали воду, свежесть воздуха. Чистота и довольство. 

Вскоре, полная сил, она с Татьяной вернулась в дом с надеждой отправиться как можно скорее в путь. Как только они подошли к обеденной, застыли на пороге. На столе стояло несколько блюд, а в тарелках уже подано горячее, от которого шёл пар и притягательный аромат. 

Лесник стоял возле с полотенцем в руках. Он улыбался им и выполнил поклон:

-Прошу к столу, гости дорогие!

-Вы волшебник! Так за нами не ухаживали даже во дворце! - с восхищением молвила Татьяна, садясь к столу.

-Благодарю, - несмело улыбнулась Настя, последовав примеру подруги. 

-Вы можете готовить не только суп, - окинув взглядом кушанье, одобряюще кивала Татьяна. - Вы знаете, думаю, государыне бы тоже такое понравилось.

-Наслышан, государыня умеет прекрасно готовить, - сел напротив девушек лесник и пригласил начать обед. - Прошу.

Разговор за обедом вёлся исключительно о еде, об умении готовить да о тех вкусностях, которыми может угостить Императрица. Ни Татьяна, ни Настя не смели спрашивать лесника ни о чём ином, пока он с грустью взгляда не взглянул на висевшую на стене гитару.

-Вы умеете петь? Играть? - спросила Татьяна, заметив что-то тревожное в его глазах.

Лесник ничего не ответил. Он отошёл к гитаре, бережно взял её и сел обратно к столу. Нежно погладив струны, он заиграл не менее нежную мелодию и запел...

Ужасный в сердце ад,
Любовь меня терзает;
Твой взгляд
Для сердца лютый яд,
Веселье исчезает,
Надежда погасает,
Твой взгляд,
Ах, лютый яд.

Несчастный, позабудь....
Ах, если только можно,
Забудь,
Что ты когда-нибудь
Любил ее неложно;
И сердцу коль возможно,
Забудь
Когда-нибудь.

Нет, я ее люблю,
Любить вовеки буду;
Люблю,
Терзанья все стерплю
Ее не позабуду
И верен ей пребуду;
Терплю,
А все люблю.

Ах, может быть, пройдет
Терзанье и мученье;
Пройдет,
Когда любви предмет,
Узнав мое терпенье,
Скончав мое мученье,
Придет
Любви предмет.

Любви моей венец
Хоть будет лишь презренье,
Венец
Сей жизни будь конец;
Скончаю я терпенье,
Прерву мое мученье;
Конец
Мой будь венец.

Ах, как я счастлив был,
Как счастлив я казался;
Я мнил,
В твоей душе я жил,
Любовью наслаждался,
Я ею величался
И мнил,
Что счастлив был.

Все было как во сне,
Мечта уж миновалась,
Ты мне,
То вижу не во сне,
Жестокая, смеялась,
В любови притворяла
Ко мне,
Как бы во сне.

Моей кончиной злой
Не будешь веселиться,
Рукой
Моей, перед тобой,
Меч остр во грудь вонзится.
Моей кровь претворится
Рукой
Тебе в яд злой.*



* - Радищев, А. Н., первая половина 1770-х.



Tatjana Rensink

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: