Приказ императрицы

Размер шрифта: - +

Приказ императрицы - 54

Приказ императрицы - 54

Ренсинк Татьяна

На следующий день государыня пригласила Татьяну и Настю вновь провести время вместе. На этот раз они собрались все в парке у мольбертов с красками. Чувствуя себя неловко от того, что рисовать не умеет, Настя смутилась, когда Императрица вложила ей в руку кисть.

-Не бойся, милая, - улыбнулась она. - Не для художества пригласила, а для плана. Придумываю новые наряды для придворных дам. Хочется уже нечто новое, свежее, чего никто ещё не придумал, а втроём может родится великое творение! Будешь смотреть на нас и повторять, а потом обсудим, кто что бы хотел добавить или какие удобства лучше. Ты платья всякие мерила, толк знаешь.

-Благодарю, Ваше Величество, - улыбнулась Настя.

Она смотрела, как государыня да Татьяна рисуют на листе формы платья и стала повторять. Не получалось у неё с самого начала нарисовать правильную форму. Пугаясь, но продолжая упорно рисовать, Настя всё же нарисовала то, что её больше удовлетворило.

Взглянув вместе с нею на нарисованную форму платья, Императрица улыбнулась с умилением. Она не сказала ничего. Погладив нежно по волосам, распустила Насте косу. Волосы сразу подхватил ветер. Он развивал их в такой свободе, словно того и ждал, о том мечтал — играть именно с ними да сейчас. Чувствуя дуновение ветра в лицо, свободу волос, Настя облегчённо вздохнула, сама не понимая пока почему.

-Вот так и рисуй, - наблюдала за нею довольна Императрица.

-Ваше Величество, - подошёл с докладом слуга, от чего государыня сразу выдохнула:

-Ох, ну нет отдыха...

-Посол прибыл французский, - несмело сообщил слуга.

-Зови сюда, - отошла к своему мольберту Императрица. - Нарисуйте пока свои идеи, потом выслушаю. Пусть посол выговорится сначала.

Татьяна и Настя поняли просьбу государыни. Они с улыбкой переглянулись, продолжив рисование. Прибывший посол не отвлёк их внимание. Каждая из них будто унеслась в свой мир на откуда-то появившихся крыльях фантазии и мечтаний. 

Бросив на них мимолётный взгляд, молодой посол поклонился перед Императрицей:

-Ваше Величество.

-Как там наш братец Гу? - улыбнулась она, продолжая рисовать и будто думать над своим творением.

-Безумен, безумен, Ваше Величество. Из-за него как раз волнения, слышу, среди народа... Некоторые бегут, - качал головой тот.

-Знаю, - улыбнулась Императрица. 

-Мне кажется, что убаюканный обманчивыми мечтами, шведский король вообразил, что он уже выиграл три большие баталии против Вашего величества, - продолжал говорить посол, на что она с жаром ответила:

-Даже если он выиграет три большие баталии, господин граф, даже если он станет хозяином Санкт-Петербурга и Москвы, я сумею показать ему, что может совершить твёрдая характером женщина, стоящая во главе мужественного и преданного народа, даже на обломках великой империи.

-Он же уверяет, что даст в Петергофе бал для придворных дам, что прикажет отслужить благодарственный молебен в Петропавловском соборе и сбросит с пьедестала статую Петра Великого. Народ Ваш в панике. Мне было трудно не увидеть сего волнения, - удивлялся посол.

-Я никого не удерживаю! Пусть бегут, раз хотят, - смотрела совершенно спокойно Императрица и улыбнулась. - Да, надо признать, что Пётр I построил столицу уж очень близко от Швеции! Однако мне, продолжательнице его дела не подобает склонить голову перед теми самыми шведами, которых он разбил под Полтавой!

Услышав беседу государыни с французским послом, Татьяна отложила кисть и медленно ушла. Она остановилась у деревьев и, будто потеряв силы идти дальше, облокотилась на один из стволов.

-Что с тобой? - подошла следом за нею Настя. - Неужто предчувствие худого исхода войны?

-Нет, я верю в победу нашу, - глядя  вдаль, сказала она. - Этот Сегюр волнуется слишком. Он ещё не раз приедет к государыне с вопросами. Я думаю об ином... Забыть не могу вину свою перед... Антонием...

-Капитаном Ванечки? - озарилось улыбкой лицо Насти, но взглянувшая на неё Татьяна не была так радостна:

-Да... Почему, почему забыть его не могу? Почему всё, что ни случается, думы о нём, как он, где, с кем, не покидают? Сама прогнала, сама не захотела, а забыть не могу.

-Любишь, - еле слышно вздохнула Настя, опустив взгляд к земле. - А он был всё время один. Я однажды спросила Ванечку, когда мы на корабле были, есть ли кто у капитана, он сказал, что нет и более не ведает. Держит в себе Антоний всё, занимаясь исключительно капитанством.

-Пусть... Всё пустое, - махнула рукой Татьяна и медленно вернулась к рисованию.

Настя, переживая за неё, тоже вернулась к своему мольберту, но рисовать не было желания. Что в неё, что в Татьяне тоску заметила и беседующая с послом Императрица. Желания придумывать новые наряда у них явно не было. Переглядываясь друг с дружкой, подруги молчали, словно терпеливо ждали какого-то времени. 

Отправившись с послом прогуляться вокруг, Императрица несколько раз оглянулась на них да улыбнулась, о чём-то задумавшись...
 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: