Приказ императрицы

Размер шрифта: - +

Приказ императрицы - 64

Приказ императрицы - 64

Ренсинк Татьяна

С раннего утра на небе не было видно ни облачка. Еле ощутимый тёплый ветерок касался лиц. Будто и сама природа была полна тем самым счастьем, с которым прибыли к великой церкви любящие и мечтающие быть друг с другом вечно Иван с Настей. Роскошные наряды, роскошная атмосфера, близкие, друзья и поддерживающие их люди собрались все вместе. 

Дружелюбие да равенство ощущалось между всеми. Будто нет разделения на богатых и бедных, на власть и подчинение. Восхищённые готовыми обвенчаться детьми родители приветствовали друг друга теплом да добрыми словами. К этому знаменательному события подоспела и только что вернувшаяся в Россию тетушка Насти, была отпущена из дворца и прислужница Аделина. Так же были приглашены Василий да Владимир. 

Радость же от поддержки Императрицы и её помощи в организации столь сказочного венчания наполняла души каждого. Сама государыня прибыть на венчание не смогла, но отправленные несколько фрейлин да кавалеров для поддержки передали жениху с невестой прямо у церкви послание:

-После венчания, - прошептал Иван любимой, отдав записку обратно фрейлине. - Нас ждёт некий сюрприз в Кронштадте.

-Мы сразу отправимся туда?! - приятно удивилась Настя, и любимый одарил её заалевшую щёчку поцелуем.

Вскоре всех пригласили войти в церковь, а Иван с Настей последовали за священником с кадильницей. В руках у обоих были зажжены свечи, с которыми и вышли на середину храма. Слух ласкало пение хора, словно пение ангелов, что спустились в сей благодатный день поздравить венчающихся, прославить благословлённое Богом супружество.

На аналое* лежал крест, Евангелие и венцы. Впереди разостлан на полу белый плат, куда и встали венчающиеся. Там священник задавал вопросы то жениху, то невесте да провозглашал сопричастность брачующихся Царству Божиему. Были произнесены три молитвы священника: просьба к Господу благословить да сохранить венчающихся на союз в единое целое.

Иван с Настей переглянулись, одарив друг друга счастьем улыбок, а над ними подняли венцы. Души трепетали и наслаждались благословением их. Когда венчающиеся отпили из поднесённой чащи красного вина, их руки священник соединил, покрыв епитрахильей**, а поверх положив свою руку.

Никогда ничего подобного не происходило ни в Насте, ни в Иване. Нечто восторженное, возвышенное поселилось в них, скрепляя на века в союз любви и жизни. Их подвели к царским вратам, где Иван поцеловал икону Спасителя, а Настя — образ Божией Матери. Поменявшись местами, они снова приложились к иконам, после чего целовали крест священника. Обе иконы были вручены им в подарок, словно продолжение той сказки, о которой мечталось и вот,... сбылось.

Выйдя из церкви, все на удивление обнаружили, что во время венчания с неба пролился небольшой дождь. Подняв глаза к небу, каждый подивился сему чуду. На небе не было ни облачка. Будто те слёзы, что подсыхали на земле, падали из ясных небес, радуясь произошедшему венчанию.

Вскоре Иван с Настей да со всеми гостями уезжали от Петербурга к Кронштадту. Кареты неслись мимо колыхающихся на лёгком ветру деревьев и лугов. Нежные листики да травы дрожали, будто были крылышками невидимых ангелочков, танцующих в сей праздник.

Когда Иван завидел из окна кареты корабли, сразу позвонил в колокольчик извозчику, и тот остановил их экипаж, далеко умчавшийся вперёд от остальных.

-Что случилось? - удивилась Настя, сидевшая в объятиях возлюбленного, теперь мужа.

-Душа радуется, - поцеловал он её крепко в губы и взял за руку.

Они скорее покинули карету да побежали к виднеющейся гавани. Подхватив любимую на руки, Иван закружил её у берёз, которые выстроились по краям аллеи. Они казались невестами, что ожидают приезда суженых из-за далеких краёв, морей и океанов. Прислонившись к столбу одной из них, Иван и Настя снова одарили друг друга поцелуями.

-Не верится в такое счастье, - смутившись вдруг, улыбнулась Настя и закрыла глаза.

Она обнимала берёзку, а та будто рассказывала свою историю, такую же восторженную и счастливую.

-Научила ты меня к себе ходити, - обнял возлюбленную Иван. - Жена моя...

-Что?! - взглянула та с теплом улыбки, и он напомнил:

-Когда только увидел тебя, следил за тобой, слышал, как ты пела песню ту... Очарован был сразу. Тем более, что имя слышалось моё. Сразу стал твоим. Спой?

-Нет, что ты... Сейчас нас нагонят остальные, - смутилась Настя вновь, оглянувшись на приближающиеся кареты.

-А мы тихонько, - поцеловал Иван вновь её заалевшие щёчки, и они вместе, обнимая друг друга, тихонько пели...

Научить ли тебя, Ваня,
Как ко мне ходити?
Ходи летнею порой
Ты тропиночкой;
Ходи зимнею порой
Переулочком;
Ты не тросточкой стучи —
Соловьем свистни,
Соловьем свистни, Ванюша,
Снегу ком нажми,
Снегу ком нажми, Ванюша...*



* - Аналой или Аналогий — употребляемый при богослужении высокий четырёхугольный столик с покатым верхом.
** - Епитрахииль (греч. ;;;;;;;;;;;; — то, что вокруг шеи) — принадлежность богослужебного облачения православного священника и епископа — длинная лента, огибающая шею и обоими концами спускающаяся на грудь. 


* - русская народная песня.
 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: