Прикажите мне, принцесса

Глава 4.1

Злополучные шторы главной гостиной королевы были в кои-то веки отдернуты, и в залитой солнцем комнате все стояло вверх дном. Внезапно обнаружилось, что кто-то позабыл в кресле накидку, кто-то потерял шаль, потом разошлась по швам сумочка Вистарии, потом срочно понадобилось вернуться за булавками, которые, конечно же, пришлось долго искать по всем ящичкам для шитья… Одним словом, сборы на торжественную ярмарку в честь дня рождения принца Веина затянулись надолго.

Вниз по извилистой каменной дороге вдоль края обрыва тянулась бесконечная вереница карет и всадников на миспардах. Вистария, как и вся королевская семья, ехала где-то впереди. Фрейлинам досталась самая обыкновенная повозка, и кое-кто уже ворчал о неуважении к представительницам знатных семей, которых вынудили тащиться в телегах рядом со слугами. 

Элейн молча провожала глазами процессию. Ей, в отличие от этих недовольных, предстояло добираться до центра столицы вообще пешком.

Ничего. Потеря пары часов — малая цена за то, чтобы запустить змея раздора в тесный круг министров Кервелина. Она почти наяву увидела это мифическое существо — змея, который питался недоверием, подозрениями и раздорами и из крохотной змейки вырастал в гигантское чудовище, способное удушить своими кольцами любой коллектив. Сегодня ему предстояло появиться на свет.
 

С того часа, как она применила вадрит Эреола, прошло несколько дней. Следящая паутина чар ЛʼАррадона не заметила чуждой магии. А значит, можно было смело их использовать. И приступить к делу с их помощью.

— Эллин, ты идешь? — крикнула Нейтин, с трудом забираясь в повозку. Часть процессии уже отправилась в путь, но весь двор, пространство под навесом, где располагалась стража, и даже внутренние помещения у стойл были полны людей. 

— Забыла кошелек, не ждите меня, я доберусь со слугами! — ответила Элейн, подхватила юбки и ринулась обратно вглубь замка, в каменный холод коридоров. Вслед донеслись восклицания, но она сделала вид, что не слышит. Хоть бы никто не стал ждать.

Пробежав несколько коридоров, переходящих друг в друга и ведущих к верхним этажам по спирали, она зашла в одну из пустых парадных гостиных, подошла к окну и отдышалась. Зеленая гостиная — здесь обычно назначали аудиенции мелкой знати. Для особ поважнее имелись красная и пурпурная, а также личный кабинет короля.

Элейн отодвинула штору и выглянула в окно. К ее величайшему облегчению, открытая повозка, которая издали казалась полной пестрых ворохов ткани, медленно тронулась с места.

Отлично.

Теперь предстояло перевоплотиться в горничную и пробраться в королевское крыло.

Многие слуги все еще оставались в замке — для них ярмарка планировалась на завтра, когда королевская семья и знать вдоволь насладятся развлечениями, а чернь сможет подобрать объедки с их стола. Кто-то входил в одну дверь гостиной и выходил в другую, какие-то две служанки затеяли чистку пыльного зеленого гобелена, занимавшего всю стену напротив окна… Элейн спряталась за шторой и принялась перебирать подвески с вадритами.

Первый — позволяющий на краткое время сливаться с окружением. Ненадолго, минут на пять-десять, но этого должно было хватить, чтобы пройти мимо слуг, не вызвав их удивления. Она сжала амулет пальцами, на миг зажмурилась и вышла из-за шторы.

— Бриди? — удивленно воскликнула служанка, отчищавшая край гобелена. — Что ты там делала?

— Вытирала пыль, — ответила Элейн и выскочила из гостиной. От покоев короля ее отделяло три этажа.

Узкий темный коридор, следующий — пошире… Она вызвала в памяти примерный план замка-лабиринта в горе. Эти коридоры использовались редко, потому что все обычно пользовались переходами между гостиными. Если гостиные находились перед кабинетом Кервелина и опочивальнями, то коридоры тянулись позади, являя собой изнанку королевского крыла. 

Элейн миновала проход к каким-то покосившимся ступеням, круто уходящим вниз. Похоже, на кухню. А может быть, она и переоценила заброшенность этих мест, просто ими пользовались только приближенные слуги короля. Пыли здесь не было, пахло влагой и свежестью, коридор не заканчивался тупиком, а сворачивал куда-то в сторону общего крыла. Как бы то ни было, на лампах здесь экономили.

Она остановилась у толстой кованой двери и некоторое время рассматривала ее, собираясь с силами. 

Заперто, конечно, но с этим справится вадрит всепроникновения. Недоумение вызывало другое.

Под потолком по обе стороны от двери в толщу горы уходили трубы. Очень похожие на водосточные. Присмотревшись, Элейн даже увидела капли воды на краю одной из них.

Но что водосток делает здесь, у черного хода в королевскую опочивальню? И кому могло понадобиться проектировать его так, чтобы вода не отводилась прочь, а наоборот, лилась у входа? А трубы явно не простаивали без дела. Элейн взглянула под ноги. Так и есть, влажный пол.

И откуда в таком случае они ведут? Не извне ведь. А хотя… Возможно, и извне. Короля уже видели под пожирающим разум дождем.

Выходит, Кервелин регулярно устраивает себе подобный душ?

Элейн закусила губу. Да, ей будет о чем спросить сегодня Эреола.

Если только оба они не попадутся с поличным: она — в покоях короля, он — на ярмарке.

Она отвернулась от труб и приложила вадрит всепроникновения к замку. Спустя секунду легкий щелчок возвестил о том, что ход открыт.

Хоть бы там не оказалось камердинера…

Элейн встала на пороге, прислушалась. Тихо. Дверь вела в личную спальню короля, и с порога глазам представала боковая стенка огромного камина и пара резных шкафов. Поодаль виднелась целая сеть из ламп, изображающих окно, — в жилых комнатах замка обычно не имелось настоящих окон, потому что страх перед пожирающим разум дождем был слишком велик. Стекло могло треснуть, его могли случайно разбить, и если хоть одна капля попадет на кожу человека…

Кервелин, правда, спокойно купался под дождем. Но опочивальня появилась в этой части замка задолго до его воцарения.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться