Прикажите мне, принцесса

Глава 4.2

Пестрые флажки, полные украшенных черно-бордовыми вензелями карет улицы, цветы, ленты и перья, смех, разговоры и громкая музыка совсем рядом, льющаяся непонятно откуда, точно рождающаяся прямо из воздуха. И реющие на домах черно-бордовые государственные флаги, и уличные торговцы всех мастей, начавшие промышлять на перекрестках и вдоль стройных рядов зданий довольно далеко от средоточия гуляний. От назойливой музыки, выкриков актеров и калейдоскопа красок начинала кружиться голова. 

Элейн пробиралась по людным улицам, пока не вышла к центральной площади. Там не стоило и искать свободного места. Посередине был устроен импровизированный помост, вокруг которого расставили трибуны, а в первом ряду на возвышении восседала королевская семья. На сцене какие-то женщины в гриме картинно заламывали руки. Представление для высочайшей публики…

Она перевела дух. Кажется, успела вовремя.

Отдышаться, пробраться в задний ряд к фрейлинам, сделать вид, что сидишь там уже некоторое время. 

— Эллин? Ты давно пришла? — Нейтин наконец заметила ее и окликнула громким шепотом. Элейн закивала и приложила палец к губам. Оркестр взвыл еще громче: на сцене разворачивался кульминационный момент.

Она с трудом дождалась конца представления.

…— Браво! Браво! — Аплодисменты и крики прозвучали для Элейн не похвалой актерам, а гимном радости по случаю окончания этого скучного действа. Она огляделась. Маги средней руки быстро убирали скамьи, ловко вычерчивая в воздухе фигуры пальцами. Скамьи на мгновение исчезали и появлялись вновь уже по бокам площади, образуя ведущую к сцене-помосту дорожку. Еще через миг на дорожке возник бордовый ковер с тонкой вышивкой по краю — блестящая на солнце глянцевая черная нить. 

Интересно, Кервелин понимает, что цвета его знамени выглядят откровенно траурными?

Началось награждение. Элейн следила, как в корзинке королевы становилось все меньше кокард, а по дорожке к помосту и обратно тянулись вереницы удостоенных почести, и краем глаза искала Эреола в толпе простых граждан, которым не досталось мест на скамьях. Хотя знала, что он появится сам и только тогда, когда будет нужно. Просто вся эта гипертрофированная церемониальная часть раздражала ее все сильнее. Сколько полезных дел можно сделать за это время! Раньше подобного определенно не было. Раньше о дворе Кервелина говорили, что ему недостает утонченности. Не влияние ли это Вистарии?..

Задумавшись, она не заметила, как все закончилось. Оркестр снова заиграл что-то до невозможности мерзкое. 

— Наконец-то танцы и ярмарка! — пропела Нейтин. — К ней готовились целый год! Представляешь, сколько всего мы здесь сможем купить? А драгоценности из Орталина! А вещицы от Детей моря! А новые вадриты специально к празднику! Ты нашла кошелек, кстати?

Мнимая сестра тащила Элейн к пестрым торговым павильонам чуть ли не волоком, и Элейн начинала беспокоиться, что оторваться от нее не получится. 

Да, все эти яркие павильоны и открытые киоски, задрапированные завесами с эмблемами торговых домов и отдельных купцов, конечно, выглядели заманчиво. Придворные, обычно чопорные и надменные в обращении с простыми гражданами, теперь смешались с толпой и увлеченно перебирали украшения из паутины металлических нитей от известного угларского мастера Ваниттина, расшитые жемчугом одежды, ароматические шарики и доставленные из разных орталинских стран ткани от Детей моря, рассматривали подвешенные на подставках лампы всевозможных форм и размеров от стеклодува Фаранти, торговались с горластыми работниками Дома Хенретт, делавшего лучшие сигары во всем Амоннине. У киоска с коричными пирожками и сырно-базиликовыми палочками уже выстроилась очередь, а с площади неслись разбитные аккорды. Король сам-то пляшет под эту простонародную музыку?

Улицы были заняты торговым царством, а небольшие площади на перекрестках — отданы под танцы. По краям площадей выставили скамейки для отдыха и ларьки с едой.

Обыкновенные гуляния. И этого двор ждал с таким нетерпением? Похоже, рамки их церемониала уже надоели им самим.

— Смотри, шелк! — воскликнула Нейтин прямо над ухом и бросилась к павильону, в окошках которого были вывешены образцы ткани. Действительно красивые — сочные элегантные цвета, гладкость… Но неужели Тамеаны не могли себе позволить просто заказать его в другое время?

А стоило «сестре» скрыться в павильоне, как Элейн ощутила на плечах чьи-то руки. Потом ее подхватили под локоть и потащили за павильон. Мимо домов, позади стройного ряда киосков, к концу улицы и людному скверу, обсаженному по кругу заниттами — от их ядовито-желтых листьев рябило в глазах.

— А теперь, — произнес Эреол, останавливаясь, — рассказывай, как продвигается план и почему я вижу на тебе следы проклятия ЛʼАррадона?
 



Ханна Хаимович

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться