Прикажите мне, принцесса

Глава 5.2

***

Колоссальный лабиринт королевского дворца в недрах горы вовсе не был сплошным клубком нитей-коридоров и узлов-комнат.

На самом деле его архитектура больше напоминала некие причудливые соты. Каждой ячейке соответствовали отдельные покои — комнаты, гостиные, залы, объединенные в обособленное крыло в крыле. Существовало официальное деление замка на гроты, каждый из которых имел свое название, но обычно хватало сказать «у покоев Валимуса» или «в покоях Заррити», и все становилось ясно.

Покои же Арн-Фальета этой ночью были едва ли не самым опасным местом во дворце. По крайней мере, так казалось Элейн. 

Успеть. Только бы успеть. Надо же, чтобы все совпало так не вовремя: бумаги она украла, но воспользоваться ими времени уже не оставалось. А если дождаться, пока все стихнет, и подбросить потом, то их обнаружат неизвестно когда. 

Она взглянула на подвешенные к поясу на тонкой цепочке золотые часы. Всего-то десять. 

Элейн осторожно пробралась подальше от Нижнего зала, на ходу активировала вадрит-хамелеон, позволявший сливаться с окружением, и опрометью бросилась вверх по лестнице. Две широкие лестницы с массивными резными перилами находились по обе стороны от тронного зала. Если пойти вниз, ступени выводили к Верхнему, а если спуститься еще на этаж — к Нижнему, получившему свое название именно из-за расположения. Элейн прислушалась — оттуда доносились голоса. С лестницы была видна галерея, создающая подобие второго этажа в коридоре с высокими потолками у Верхнего зала. Она сворачивала по верхней части стены прямо в зал, и, судя по беспорядочной толпе в пределах видимости, там тоже было людно. Восклицания, разговоры и команды сливались в общий гул. И массового исхода прочь пока что не наблюдалось.

Ничего еще не закончилось. 

Элейн кивнула сама себе и снова побежала вверх по натертым воском ступеням. Этажом выше начинались покои министров.

Лестница вывела в просторный зимний сад, занимавший все пространство над тронным залом. Поговаривали, что магический зеленый оазис здесь устроили без согласования с тогдашним монархом, Реннерлем Первым, при котором был создан дворец в горе. Строители тогда, пять веков тому назад, будто бы были подкуплены одним из коварных министров Реннерля, нуждавшимся в свободном пространстве, откуда многочисленным соглядатаям было бы удобнее подслушивать и подглядывать за всем, что происходило в тронном зале за закрытыми дверьми. С тех пор секретные отверстия в полу давно заделали, а растения в зимнем саду привели в порядок, так что спрятаться между ними с шпионским вадритом уже не смог бы никто. Но предание осталось.

А еще отсюда брали начало несколько десятков коридоров, ведущих к разным покоям.

Элейн припомнила карту замка, выученную наизусть еще в четырнадцать лет. Уже с учетом нового двора, занявшего жилища прежних обитателей. Как они с Эреолом тогда сидели под сплетенными ветвями лаймир, бросавшими глубокие сумеречные тени и придававшими всему вокруг загадочный вид… И тогда, рядом с Эреолом, все было просто и казалось, что можно сдвинуть горы. А ведь он был таким же бесправным изгнанником, как она. 

Элейн тряхнула головой и отодвинула штору из живых пушистых лиан, закрывающих вход в крайний справа коридор.

И вдруг услышала голоса.

Кервелин и ЛʼАррадон, уже не скрываясь, переговаривались, и звук все приближался. Они явно направлялись сюда, к покоям Арн-Фальета. 

Элейн вздрогнула, осознав, в какой ловушке оказалась. Из этого коридора было только два выхода. В комнаты Арн-Фальета и в зимний сад. Она взглянула в глубину ярко освещенного магическими лампами коридора, похожего на вечернюю улицу, где над головами кружили светящиеся снежинки-огоньки. Ни одной ниши, ни одного гобелена, ничего, где можно было бы спрятаться. Что ж…

Элейн подобрала юбки и бросилась бежать к виднеющейся впереди двери. За ней должна была начаться гостиная, из которой, в свою очередь, отходили коридоры и переходы к другим комнатам. Оставалось только надеяться, что там окажется пусто.

Она бежала и чувствовала, как замирает сердце. Но это был не страх, не липкое оцепенение перед неизбежностью. Ее гнал интерес, азарт, ощущение близости намеченной цели, и лишь чуть-чуть, на краю сознания, плескалось беспокойство.

Хоть бы в покоях Арн-Фальета никого не оказалось. Но зачем-то ведь идут сюда король и его первый поверенный колдун вдвоем. Может быть, знают…

Вадрит всепроникновения заставил тугой замок легко щелкнуть. Элейн кубарем вкатилась в прихожую и захлопнула за собой дверь. Судорожно осмотрелась — никого. Прислушалась — тишина… только из коридора приближаются шаги.

Обстановка здесь разительно отличалась от королевских покоев. Если дерево, то не темное и массивное, с почти черной резьбой, а легкое, светлое, тонкие доски с естественными разводами. Вместо тяжелых плотных портьер — почти невесомые занавески. Вместо слишком большой мебели, всех этих гигантских диванов и кресел, на фоне которых любой показался бы карликом, — обтянутый бледно-голубой тканью со светлым рисунком гарнитур с деревянными деталями в тон шкафам… Такой же голубой ковер на полу заглушал шаги. 

Больше Элейн не стала разглядывать комнату. 

Кроме входной двери, здесь было еще пять других, того же светлого дерева с тонкой серебряной ковкой по краям. С потолка источали мягкий свет мелкие огоньки, такие, как и в коридоре. 

Только бы успеть… только бы у этого Арн-Фальета оказался в покоях его собственный кабинет, как у всех порядочных министров… только бы не попасться Кервелину с ЛʼАррадоном на глаза… интересно, что они с ней сделают, если увидят?.. только бы…

Третья дверь оказалась входом в кабинет. В отличие от других — прямиком из гостиной, без дополнительных коридоров. Все стены были закрыты книжными полками от пола до потолка — когда можно успеть перечитать все это? 

Элейн ворвалась туда, точно за ней гнались демоны. Что не слишком расходилось с реальностью. Выхватила из корсажа нужные бумажки, путаясь в золотистых нитях декоративной шнуровки. Подскочила к большому полукруглому столу из голубоватого мрамора — над ним огоньки-лампы образовали целое скопление. Подергала ящики — заперты, все заперты… Она выпрямилась, заозиралась. Спрятать небольшую стопку негде — не на столе же, под пресс-папье… Тогда Элейн выхватила с нижних полок какую-то толстую книгу, сложила бумаги вдвое, вложила между страниц и аккуратно поставила книгу на место. Конечно, такой человек, как Арн-Фальет, нашел бы, наверное, место получше… но в книге — тоже неплохо, особенно учитывая, сколько их здесь.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться