Прикажите мне, принцесса

Глава 8.5

София улыбалась в воротник накидки. Слезы давным-давно высохли.

Все складывалось наилучшим образом. Сестра найдена и, кажется, не против общаться и восстанавливать родственные узы, реваншисты получат свой символ, чтобы посадить на престол, — и символ, гораздо более подходящий для этого, чем младшая принцесса Молион. Кервелина свергнут, а ей можно уже не бояться что-то испортить. Теперь бы с мамой поговорить так же, как с Элейн…

— София.

Знакомый голос выдернул ее из радужных мечтаний почти у самого порога каморки. В коридор, ведущий туда, можно было попасть не только с кухни, но и снаружи — сквозной тускло освещенный переход с множеством дверей по обе стороны.

К одной из этих дверей, нимало не заботясь, что она может открыться, прислонился Итилеан. София вздрогнула. Ждал ее здесь? Это уж слишком. Что можно было обсуждать с ней после той перепалки с Эреолом, суть которой так и осталась для Софии туманной?

— Что вы здесь делаете? Вас же могут увидеть, — сказала она неуверенно.

— Ну так, может, укроете меня в своей клетушке? — легкомысленно ответил Итилеан. На его лице не читалось ни одной эмоции. София не понимала, чего от него ждать. Зачем он пришел?..

— Не могу, я пригласила Элейн, простите, — нейтрально ответила она. — Вы что-то хотели?

— Ах да, конечно же, Элейн! Наша будущая королева! У вас не возникло желания эмигрировать в Орталин или на край света? — внезапно обозлился Итилеан.

— Нет, потому что если она станет королевой, мои интересы не пострадают. В отличие от ваших, — огрызнулась София. В конце коридора со стороны кухни промелькнул повар в колпаке. Чудом не повернул голову в их сторону… Что, Итилеан не собирается уходить? — Не маячьте здесь, ради всего святого, — прошипела она, не выдерживая и все-таки втаскивая его за руку в свою каморку. Ему-то, может, и безразлично, что будет, если его здесь увидят, а вот Софии нет. Или теперь ему все равно, что ее могут рассекретить?

— Мои интересы… — шепнул Итилеан, не давая ей отнять руку. — У меня всего один интерес, моя дорогая София. Увидеть корону на вашей голове.

Он стоял вплотную, почти прижимая Софию спиной к стене. Да что происходит? И держал за руку — снова эта непонятная дрожь… и это смешанное чувство раздражения и удовольствия от такого внимания. Хешшу.

— Чтобы дергать за ниточки из-за трона?

— На самом деле это вовсе не так увлекательно, — Итилеан мягко приподнял ее лицо за подбородок. — Не сказал бы, что меня угнетает перспектива лишиться власти, которой у меня и без того никогда не было.

— Кажется, вы говорили, что реваншистам плевать, кто именно будет править, — буркнула София.

— Кажется, я мог и изменить свое мнение, — эхом отозвался Итилеан. — Следовало просто раньше об этом сказать. У меня одна королева. Вы.

А потом без всякого предупреждения он накрыл ее губы своими. София дернулась от неожиданности, чувствуя уверенную руку на своем подбородке. Или это и было… предупреждение? С ним же не угадаешь… 

Она приоткрыла рот, прежде чем здравый смысл заставил ее задуматься, что она делает. Наставления Даиз начисто выветрились из головы. Оттолкнуть? Отчитать? Не разговаривать? Что-то сама Даиз так не делала, когда ее видели в обществе Вадана Зарда, мятежно припомнила София и бессознательно положила руки на плечи Итилеана — он больше не удерживал ее пальцы. Новые, но инстинктивно знакомые ощущения захлестывали ее с головой. 

А сводные братья и прочие поборники строгой морали — просто двуличные дураки.

Теперь София сама прижималась к Итилеану, чувствуя, как его руки скользят по ее спине, какие жесткие и горячие у него губы, слыша хриплое дыхание и уже не различая свое и его…

И тут проснулся рассудок.

Неприглядная картина со стороны услужливо развернулась перед глазами. София дернулась, разрывая поцелуй.

— Грейсон, что вы творите, Хешшу раздери?! — почему-то вполголоса вопросила она, пытаясь отодвинуться.

— Не совсем то, что хотелось бы, — шепнул Итилеан ей в губы… и резко разомкнул объятия. Повеяло прохладой подземелья. Только теперь София вспомнила, как мерзла в этой каморке. И поняла, что сейчас уж точно не имеет понятия, как вести себя дальше. Целомудренные инструкции Даиз обрывались на разновидностях гневной отповеди.

— Не делайте так больше. И уйдите, пожалуйста, сейчас сюда явится Элейн, — чинно сказала София. Итилеан нехорошо прищурился, и тяжелые ладони легли ей на плечи.

— Я уйду. Но я хочу, чтобы вы знали. Я не намерен участвовать в возведении на престол вашей Элейн или кого бы то ни было еще. Моя королева — это вы. И хотя трон здесь играет далеко не самую важную роль, я не сдамся, пока есть возможность. Из вас, моя дорогая София, при должном обучении выйдет намного лучшая правительница. А вы этого заслуживаете.

Он легко поцеловал ее в уголок губ, провел пальцами по щеке и вышел прочь.

Начисто проигнорировав просьбу больше так не делать. И София даже догадывалась, почему. «Ну так прикажите…». Она тряхнула головой. Не это главное.

«Не намерен участвовать в возведении на престол вашей Элейн».

Он говорил это с явной уверенностью, что она как минимум сохранит этот план в тайне, даже если не поддержит сразу. И не ошибался. София не рвалась к власти, но не могла не оценить подобную преданность, чем бы эта преданность ни была продиктована. В конце концов, остальные озаботились прежде всего своим будущим положением. Чем еще раз доказали, что им безразлично, кто именно станет королевой. Итилеан тоже утверждал раньше, что ему безразлично, но теперь доказывал обратное.

 Наверное, вчера такая преданность могла бы порадовать. А сегодня…

Зачем, ну зачем ему понадобилось проявлять чувства подобным образом? Что на него нашло? Нет, не похоже, чтобы это был сиюминутный порыв. Итилеан вел себя как человек, точно знающий, что собирается делать, и поступающий соответственно. А вот что нашло на нее… От себя уж точно не было смысла скрывать, что в глубине души Софии понравилось то, что произошло. И внимание к ее персоне, и уверения в преданности, и недвусмысленный интерес, и этот поцелуй. При желании Итилеан умел быть милым. 



Ханна Хаимович

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться