Прикажите мне, принцесса

Глава 9.4

— Нет, Иззи, не эти занавески! Я же сказала — васильковые, а не голубые!.. Ну что за бестолковость! Метелку в руки, и отправляйся лучше вытирать пыль, все равно от тебя никакой пользы!

Громкий голос Аверии разносился и по спальне, и по всем прилегающим комнатам полупустых покоев. Солнце заливало их красным закатным светом, сводя на нет все усилия по приведению интерьера в относительную цветовую гармонию. Здесь никогда не бывало тени — ни одно дерево не могло отбрасывать ее на фасад замка, построенного в горе. И теперь, без штор, без жалюзи, даже без ставней… Насыщенные алые тона начинали нервировать. Точно перед глазами поселилась кровавая пелена.

Элейн выскочила из пустой спальни с незанавешенными окнами в гостиную и прикрыла глаза ладонями. Под веками медленно остывало багровое марево.

Вечернее дежурство при королеве в очередной раз отменилось. Вместо своего любимого бесцельного времяпровождения за шитьем, вышиванием или чтением вслух Вистария нашла себе занятие повеселее. Двор начинал готовиться к приезду из Анаростии принцессы Дорры, невесты угларского наследника. Оставалось немногим больше десяти дней до этого события. И, несмотря на растущие проблемы в королевстве в целом и во дворце в частности, Вистария и Кервелин были преисполнены готовности оказать невесте Веина самый помпезный прием. Бал, роскошные покои, где принцесса сможет жить до свадьбы… Их и поручили подготовить фрейлинам. Занятие на ближайшее время было обеспечено.

По гостиной и всем пяти отходящим от нее комнатам сновали подгоняемые приказаниями служанки, выполнявшие черную работу. Группки фрейлин под присмотром Аверии на ходу подбирали обстановку и отделку. Из королевских бельевых и гардеробных прибывали новые и новые комплекты занавесок, покрывал, пледов, наволочек… и прочих тряпок, от которых у Элейн уже начинало рябить в глазах. Все камины были разожжены, и перед ними просушивались целые горы перин и подушек, от которых ощутимо тянуло сыростью. На креслах и диванах там и сям сидели девушки, подшивавшие складки штор или чинившие отделку пологов. Подобной мелкой работы было еще много. 

Ну хоть что-то разнообразит эти бесцельные посиделки при королеве. Элейн вдруг обнаружила, что уже думает об этих дежурствах именно так. Докука, обуза, необходимая только для маскировки под фрейлину. Но… но за обликом королевы не просматривалось ни намека на родной образ матери. А водоворот планов и интриг затягивал все глубже, и не оставалось времени даже задуматься о том, что могло случиться. Десять лет — не срок, маска королевы — не препятствие. Так почему эта преисполненная ледяного достоинства женщина никак не вязалась с воспоминанием о маме?..

— Ужин, девочки! — Из спальни, где служанки старательно вычищали пылинки из лепнины на стенах, пулей вылетела Аверия. — После ужина еще задержимся! Я хочу, чтобы все чехлы были готовы уже сегодня! Ужин вам подадут сюда, чтобы сэкономить время!

— Чехлы… Мы благородные дамы или прислуга? — недовольно проворчала Нейтин, с яростью втыкая иголку в подушечку для булавок. 

— Шитье — вполне подходящее занятие для благородной дамы, — осадила ее тетка. — Тебя же не заставляют мыть окна или вытирать пыль. Эллин! А ты почему стоишь посреди комнаты и прохлаждаешься?! 

Элейн вздохнула. Старшая фрейлина, а по совместительству — тетушка «сестер» Тамеан, так и не прониклась к ней родственной любовью.

Подносы с едой расставили прямо там, на голых столах или перевернутой вверх дном мебели. Солнце уже почти коснулось горизонта. Служанки спешно закрывали окна. Одетые в свои самые простые платья фрейлины болтали и сплетничали — невеста принца, бал в честь прибытия, празднование помолвки, застопорившееся расследование гибели Феретти, так и не восстановленная сердцевина дворца… Рты у них закрывались только во время сна. 

Элейн слушала вполуха. Ее интересовала Аверия. Старшая фрейлина получала вечернюю газету, которая и занимала ее внимание во время ужина. Эреол выпустил в свет «Листок госпожи Вирузим» сразу после обеда. Газеты уже не скрываясь следили за выходом листков и лишь пытались завуалировать скандальный интерес заголовками криминальной хроники. И хотя Теневая Охрана, поговаривали, не раз делала внушения владельцам некоторых газет и требовала прекратить повышать популярность крамольных листовок, ушлые журналисты пока держались. Наверное, в ход пошел еще не весь арсенал средств убеждения. И вот сегодня…

Вдруг дверь гостиной с грохотом распахнулась. Болтовня фрейлин смолкла. Все повернулись к двери, не скрывая испуга.

И было отчего.

На пороге стояло трое. Два гвардейца из дворцовых полков. И один маг со связкой вадритов в руке. Один из тех, кого ЛʼАррадон лично уполномочил творить более сильную магию, чем обычная бытовая. 

— В чем дело, господа? — Аверия первой совладала с собой и величественно поднялась со стула.

— Всего минута, лиди, — вежливо отозвался маг, проходя в гостиную. — Мы проведем небольшой обыск по распоряжению его величества короля Кервелина. Это не займет много времени.

Он поднял вверх один из вадритов, и овальный амулет из зеленоватого камня слегка засветился. Маг кивнул растрепанной рыжеволосой головой.

— Все в порядке, прошу прощения за беспокойство. Мы уже уходим.

— А объяснять нам, что случилось, вы не собираетесь? — возмутилась Аверия. Фрейлины притихли — не испуганно, скорее заинтересованно, — и молча прислушивались. — Вы даже не сказали, что ищете!

— У вас его все равно не оказалось, так что не волнуйтесь, вы чисты перед законом, дамы, — поклонился маг. Взгляд его упал на впопыхах накрытый салфетками стол. — А, газета! Тогда вы можете прочитать обо всем там. И будьте осторожны. Новый указ короля — не шутка. 

Он развернулся и вышел в сопровождении безмолвных гвардейцев. 

— Обыск! С просвечивающими вадритами! Даже не сообщив, что ищут! — воскликнула Аверия. — Это ли не наглость? Даже указ короля не освобождает от необходимости поставить в известность… да, что там в газете?



Ханна Хаимович

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться