Прикажите мне, принцесса

Глава 10.4

— Так что все-таки творилось весь день в городе? — поинтересовалась София, войдя в гостиную «штаб-квартиры».

Там оказалось неожиданно тихо. Единственная лампа, закрытые и плотно задернутые шторами окна, Итилеан за столом, в одиночестве изучающий какие-то бумаги. Он поднял голову, услышав голос Софии.

— Сейчас разве не собрание? — Она удивленно обвела взглядом комнату. Думала увидеть там полный состав реваншистов и скромно посидеть в уголке, прислушиваясь… Странно. 

— Собрание будет позже. Когда Дарн с Эреолом повернут вспять свою неуправляемую армию каторжников, а ваша сестра вернется из города, — Итилеан тут же очутился рядом, завладев рукой Софии, и поцеловал пальцы в знак приветствия. Как-то слишком откровенно. София почти наяву увидела, как от кончиков пальцев по всему телу разбегаются горячие разряды. А ведь это всего лишь рука… — Я хотел показать вам кое-что другое. И… рад, что вы пришли.

София невольно улыбнулась.

— Мы же вчера уже виделись.

— Кое-что другое, — Итилеан наконец отпустил ее ладонь. — Вы оказались самым бессовестным образом выброшены из событий, моя дорогая принцесса. Я хотел показать вам наш новый план в действии. И тех, кто приведет нас к победе.

— Неужели меня посвятят в то, во что мне вообще не стоит вмешиваться? Мне не раз давали понять, что я лишняя и от меня не требуется больше ничего, кроме как молча выдавать нужное количество зелья! — скептически протянула София. Детская обида все-таки прорвалась наружу. 

— Не беспокойтесь, я позабочусь, чтобы этого не было. Вам больше не грозит оказаться на обочине… Так как, идем знакомиться с результатом влияния вашего чудного зелья на рядового каторжника нашей псевдоармии?

Итилеан смотрел на нее с веселым вызовом. София невольно начала заражаться этим настроением. Хотела информации? Так вот ее предлагают в неограниченном количестве. А добровольный информатор, кажется, решил не давать ей скучать ни дня. Все это манило и звало, но…

— Грейсон, зачем вам это? — негромко спросила София. — Опекать меня, развлекать, обращать внимание на каждую мелочь… Вы же как будто согласились, что я не собираюсь становиться королевой.

— Королевой? Святая наивность, — рассмеялся в ответ Итилеан. — Вы просто не видите себя со стороны. Если не с первого взгляда, то со второго вы вызываете острое желание о вас заботиться. Возможно, когда-нибудь мое тлетворное влияние приведет к тому, что вы научитесь этим пользоваться… Так как, пойдем?

София в замешательстве смотрела на него. На обычно невыразительном лице любые эмоции, правдивые или поддельные, всегда казались целыми отдельными ипостасями, сменяющими одна другую, точно маски. Как давно не приходилось видеть огонька неудержимой ярости в прозрачных серых глазах… И то, как Итилеан вел себя с Софией, заметно изменилось. Исчезла наглость, переходившая границы приличий, исчезли насмешки, которые могли бы показаться обидными. Вчера — уважение, дружелюбие и почти целомудренный поцелуй при расставании, сегодня — заразительный азарт и обещание множества интересных тайн. Непредсказуемость никуда не исчезла, только направлена она была в другое русло. Выходит, он и правда к ней неравнодушен?

— Куда? На улице все равно дождь, — заинтересованно сказала София.

— Не на улицу. Надеюсь, вы не из тех, кто падает в обморок при виде кровавых застенков, — усмехнулся Итилеан. — Потому что нам придется спуститься именно туда, чтобы увидеть вариант номер один — так это окрестили Дарн и Эреол.

София моргнула. Она никогда не задумывалась о наличии в родном замке каких-то застенков и могла только догадываться, о каком варианте идет речь. А Итилеан скрылся в соседней комнате и вернулся оттуда с ворохом черной ткани в руках.

— Простите за эти маскарадные тряпки, но там внизу много стражи. Им лучше не видеть вашего лица.

***

Спустя десять минут София, облаченная в плащ поверх платья служанки и шляпу с широкими полями, спускалась об руку с Итилеаном по одной из черных лестниц дворца. Таких лестниц здесь было несметное количество. Они пронизывали гору паутиной запасных ходов, о которых знали все, но вспоминали только слуги… или господа, когда попадали в безвыходное положение. Необходимая, но презираемая изнанка блестящих парадных лестниц, роскошных покоев и пышных залов. 

 София все еще чуть удивленно посматривала на своего спутника, пользуясь преимуществом широких полей, скрывающих лицо. Желание заботиться, надо же. Интересное представление о заботе — посвящать в неприглядные подробности реваншистских козней. Хотя она же сама жаловалась, что оказалась не у дел. Так что это действительно забота — о ее душевном равновесии, может быть…

Лестница закончилась неожиданно, когда уже начала казаться бесконечной. София украдкой огляделась и увидела, что стоит у крайней стены подвала. В какой-то каморке, где не было ничего, кроме трех дверей, ведущих куда-то еще. Одна из дверей была зазывно приотворена, и сквозь нее виднелся коридор.

Полутемный и пустой. Ни привычной узорной лепнины под потолком, ни галерей, ни гобеленов, ни золоченых канделябров или фигурных ламп из цветного стекла… Только голые каменные стены в ржавых потеках на серой от времени и сырости побелке и пятна копоти там, где к камню на железных скобах крепились факелы. 

Пальцы мгновенно стали ледяными, а по спине побежали мурашки.

— А теперь постарайтесь говорить шепотом и не бросайтесь приветствовать знакомых стражников, — шепнул Итилеан. София фыркнула. Приветствовать стражников? Да за кого он ее принимает? Она собралась было возмущенно возразить, но тут дверь распахнулась настежь, и на пороге появились какие-то люди. Судя по форме — те самые стражники. Софии пришлось ограничиться тем, что она мстительно ткнула Итилеана локтем в бок… и только теперь поняла, что это вообще-то непозволительная фамильярность. Зато в холодном, точно склеп, подвале на секунду стало почти жарко.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться