Прикажите мне, принцесса

Глава 12.2

— Итак, София. Анеррис занят, сигнал подавал не он, — констатировала Элейн. Реваншисты собрались в рекордный срок, несмотря на разгар бала. — Только я не знаю, как теперь ее искать. Ее вадрит больше не активен. 

Дарн пожал плечами. Все были скорее удивлены, чем встревожены. То, что связной вадрит сработал, заметила только Элейн. Остальные даже не успели ничего почувствовать. Одно из двух — или София активировала его случайно, или случилось что-то действительно серьезное… Наконец Итилеан прервал молчание:

— Она прислуживала на торжественном ужине. После я ее не видел. Попробую поговорить с командиром Арьерского полка. Сегодня они несли караул, может, видели какие-то происшествия.

— Думаете, гвардейцы-караульные станут запоминать любую мелочь, которая могла случиться со служанкой во дворце? — с сомнением поинтересовалась Элейн.

— Предложите что-то более действенное! — раздраженно бросил Итилеан и вышел. 

Его не было довольно долго. Элейн, Дарн и Таренн ждали молча, думая каждый о своем. Элейн встала у окна, слушая, как пожирающий разум дождь барабанит снаружи по ставням. Некстати все это произошло ночью. Лучше бы днем. Можно было бы связаться с Эреолом. Хотя к нему и сейчас можно отправить того же Итилеана, на которого не действует дождь…

Размышления прервало возвращение начальника гарнизона.

— Она попалась, — с порога сообщил тот. — Глава арьерцев еще удивлялся, почему мне не сообщили о раскрытом заговоре. Во дворце обнаружена представительница династии Молион, проживавшая под чужим именем. Она поймана и доставлена в нижнюю допросную, где с ней пока беседует лично королева. Королева ее и узнала. Речь, как видите, именно о заговоре и преступниках, а не о воссоединении с пропавшей дочерью… Вистария — это же ваша с ней мать, верно? — закончил он, обращаясь к Элейн.

Та кивнула. Так. И что теперь делать? Это же самый настоящий провал. 

Не очередная мелкая ситуация, из которой можно выпутаться с некоторыми потерями, а полный провал. Если бы Софию узнала не королева, можно было бы еще подумать над вариантами. Убить разоблачителя прежде, чем он что-то расскажет, попытаться стереть память, забрать Софию, чтобы она больше не попадалась никому на глаза… 

В нынешней ситуации вариантов не было. Бразды правления, и без того эфемерные, выскальзывали из рук, и ситуация, мгновенно выйдя из-под контроля, стремительно летела вниз, в бездну, в хаос… В тот хаос, в который грозил обратиться весь продуманный план… и все жизни заговорщиков, если их замыслы раскроются. 

Элейн усилием воли заставила картины этого хаоса поблекнуть и отступить.

— Лучше всего — если мы выцарапаем Софию из лап Теневой Охраны или кто там ее допрашивает и сбежим, — сказала она. — Но…

— В любом случае мы уже выдали себя, — добавил Итилеан. — Если Софию сейчас допрашивают, то она уже рассказала все, что знала. Под пытками язык развязывается у людей и посильнее, — он склонил голову, точно пытаясь скрыть какие-то эмоции, о природе которых Элейн могла только догадываться. 

Да. Пытки. Скорее всего, к ним прибегнут. И София действительно слишком слаба, чтобы молчать, и не стоит ее в этом винить. 

— Самым разумным было бы спрятаться где-нибудь до утра, а потом бежать из дворца и продолжать действовать уже извне. Но я на это не пойду. Хочется верить, что и вы тоже. А остальное — варианты самоубийства, — продолжал он. — Вы правы, Элейн, нужно забрать Софию. И бежать, если только мы сможем выбраться из дворца. И отсидеться где-то до утра. 

— Если мы сейчас сбежим, то потом просто не сможем подобраться к королю, — буркнул Дарн. — Его закуют в такую защиту… И меры предосторожности так взлетят…

— Мы и сейчас не можем ничего сделать, — оборвал его Итилеан. — У нас нет плана, нет подстраховки, мы не готовились ни к чему подобному. Об убийстве короля подумаем потом, сейчас главное — спасти Софию и спастись самим.

— Хорошо. Вы ведь знаете, где эта допросная? — произнесла Элейн.

— А вы ждете, что мы пойдем туда все вместе? — отозвался Таренн. — Простите, ваше высочество, но это неразумно. Если принцесса София еще ни в чем не призналась, то наши имена не раскрыты. Мы сами же выдадим себя…

— Мы не узнаем, призналась она или нет, пока не выясним лично! — воскликнула Элейн. — К тому же, если вы будете стоять здесь и отговариваться, — она бросила на Дарна и Таренна разъяренный взгляд, — то из Софии успеют выбить все необходимое. С вами нас хотя бы будет четверо, а не двое!

Да, если София признается, их компания обречена. Но даже если и нет — после такого громкого разоблачения придется приостановить всю деятельность реваншистов при дворе. Даже подготовку покушения, не заметную пока никому. Другое дело, что в таком случае бежать ни Дарну, ни Таренну, ни Анеррису не обязательно. А решение может быть только одним. Когда они узнают, сколько информации Теневая Охрана успела вытащить из Софии, решать станет поздно… И что делать? Хешшу, да что же она за будущая королева, если чувствует себя такой беспомощной?

— Не хотите терять статус при дворе? — верно расценил колебания приятелей Итилеан. — А вы не знали, чем чревато присоединение к кружку реваншистов? Не время осторожничать! Иначе мы никогда ничего не достигнем! Заберем Софию и сбежим, а потом у нас будет достаточно времени, чтобы накопить силы! У нас уже есть подполье по всему Кадмару! 

Элейн с сомнением подняла на него глаза. С одной стороны, опыта в подобных делах у него явно больше, а с другой… слишком прямо все это звучало, слишком непродуманно. И оттого рискованно. И как знать, предлагает он это с уверенностью в успехе или от отчаяния? София в допросной, и возможно, ее уже начали пытать, а Итилеан к ней неравнодушен. И Дарн с 
Таренном молчат, только переводят стеклянные глаза с Элейн на начальника гарнизона… потому что не способны даже на такой план. Хотя это и не план, а отчаянный бросок. И оставить Софию было бы лучшим решением. Но жертвовать сестрой ради призрака власти… Элейн не собиралась заходить так далеко. Есть грань, которую нельзя переступать.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться