Прикажите мне, принцесса

Глава 13.2

— Что теперь? И что это, по-твоему, было? — спросила Элейн, сжато и сбивчиво пересказав Эреолу события последних суток.

В Кадмар реваншисты уже не вернулись. Тот же Эреол сказал, что оставаться под следящим куполом, когда ЛʼАррадону и его магам известно, кого искать, — это самоубийство. Поэтому они совершили еще один пеший переход, не сравнимый, правда, с продвижением по туннелям под замком, потому что дорога на этот раз была ровной, и остановились в придорожной харчевне. Рядом располагалась ближайшая к Кадмару станция дилижансов. Сквозь многочисленные небольшие окошки видно было, как фыркают и выпускают когти отдохнувшие за ночь ездовые миспарды и как от посадочного павильона отъезжают темно-серые дилижансы, поблескивая все еще мокрыми от дождя боками. А потом скрываются в легком утреннем тумане вдали.

— Бессмертие и неуязвимость… Нет, это не так просто, как может показаться на первый взгляд, — медленно ответил колдун. Даже ЛʼАррадон не может создать такую защиту. Она противоречила бы всем законам магии. И один из незыблемых законов — у всего есть начало и есть конец. Закономерный конец.

Он говорил будничным тоном, но Софии почему-то сделалось жутко. Как будто Эреол собирался вот-вот вынести всем присутствующим смертный приговор.

— Но мне ясно одно. То, о чем я уже давно подозревал. Все странности связаны с ЛʼАррадоном. Даже то, что, как может показаться, не имеет к нему отношения. Говорите, несколько гвардейцев пропали без вести? — неожиданно обратился Эреол к Итилеану. Говорил он без обычной едва заметной снисходительности. Скорее сочувственно… или излишне деликатно, как с тяжелораненым. 

— И что, в этом замешан ЛʼАррадон? — изумился тот. — Похищал он их, что ли, по-вашему?

— А после запрета «Листка госпожи Вирузим» он уничтожил нескольких обличенных в его хранении, — продолжил Эреол, не ответив. — Уничтожил вместе с телами, а не просто убил… Любопытная мозаика складывается.

Он замолчал, задумчиво разглядывая мутный эль в своей кружке.

— Какая именно? — не выдержал Итилеан. — Хватит говорить загадками!

— Еще не знаю, — невозмутимо произнес Эреол. — Но буду разбираться. Ключ ко всему происходящему — ЛʼАррадон. 

— Замкнутый круг, — обреченно сказала Элейн. — Если бы ты мог победить ЛʼАррадона, то давно сделал бы это. Да ты затеял все эти самоубийственные попытки свергнуть власть только потому, что он контролирует амоннинский рынок вадритов, к которому не подобраться без королевского позволения, а короля ЛʼАррадон тоже контролирует! 

Она сцепила руки в замок и сжала так, что побелели костяшки пальцев. 

— Раньше я не знал, в какой мере он его контролирует, — спокойно ответил Эреол. — Понятно, что я не мог поторговаться с королем и договориться о разделе рынка или другой перестройке структуры. Узы, которые связывают Кервелина с его патроном, были явно сильнее посторонних предложений. Теперь стало более-менее понятно, насколько они крепки…

Он говорил словно сам с собой. София плохо понимала, о чем речь. И, судя по выражениям лиц остальных, те тоже не видели связи. И тем более не видели уз, о которых рассуждал колдун. Им было интересно другое — возможно ли завершить начатое и все-таки совершить запланированный государственный переворот, а если нет, то как вернуть утраченное положение при дворе. Но они слушали молча, потягивая эль. Только Элейн ловила каждое слово.

— И ты не берешь в расчет, что ЛʼАррадон сейчас ослаблен. Причем ослаблен, скорее всего, благодаря нашим действиям и усилиям наших союзников, — колдун слегка наклонил голову, обозначая дань уважения. — Все эти действия били по власти Кервелина, но подкосили ЛʼАррадона… не наводит на мысли?

 — С чего вы взяли, что он ослаблен? — вмешался Дарн. — Бледный и плохо ест? Или что там вам просила передать лидинни Элейн?

— Приступы ярости из-за внутренних неурядиц при дворе, повлекшие последствия, разрушение части дворца… Точнее, внутренние неурядицы были мнимыми, но пока ЛʼАррадон этого не знал, то бесился из-за потери контроля над ситуацией. Будь он в состоянии, он бы молча уладил все, а не впадал в бессильную ярость, которая к тому же забирает много магических сил на неконтролируемые выбросы. Уничтожение людей во время одного из таких выбросов… И вы напрасно так пренебрежительно относитесь к внешним проявлениям, — терпеливо пояснил Эреол. — Кстати, на вас дождь тоже не действует?

— Не проверял, — поежился Дарн. — Подождите. Почему вы думаете, что ЛʼАррадон ослаблен из-за всего, что мы делали? Может, это из-за другого? И как «Листок госпожи Вирузим» или еще что-то могли его ослабить, если он такой всемогущий? 

— Приступы ярости были именно из-за иллюзии внутренних неурядиц в «Кругу» Кервелина. Это по поводу доказательств. А что до причин… Подобные эмоционально-магические срывы бывают из-за очень сильного и длительного напряжения магических способностей. Добавим к этому непосредственное участие в делах Кервелина и получим… С виду все слишком просто. На самом деле подоплека у связи Кервелина и ЛʼАррадона гораздо сложнее. 
 

Просто! София чуть не подавилась невкусным пойлом, которое пила только потому, что его пили все. В харчевне они сидели под личиной группы крестьян. Разговор Эреол тоже скрыл от посторонних ушей. Просто! Она потеряла нить рассуждений еще в середине цепочки.

— Так что, неуязвимость королевы и гвардейцев и все остальное тоже как-то относятся к этой связи? Или что вы хотите сказать? — нетерпеливо буркнул Дарн. Эреол тяжело вздохнул.

— Ну конечно, относятся. Это же очевидно. Я думаю, и король тоже наделен… хм… той же способностью оставаться невредимым, что и Вистария с гвардейцами. Но мне пока не известен вид магии, который использовал ЛʼАррадон. Предстоит еще многое выяснить… Отныне сражаться мы будем с ЛʼАррадоном. Справимся с ним — Кервелин перестанет быть препятствием.

Эреол встряхнул головой так, что неопрятный хвост черных волос за спиной описал в воздухе небольшую дугу.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться