Прикажите мне, принцесса

Глава 13.3

Элейн задумчиво смотрела на морскую гладь. Стоял полный штиль, а корабли со свернутыми парусами, лодки всех форм и размеров и разнокалиберные плоты с бортиками — бартоги — все равно бодро скользили по воде, влекомые вадритами или парой весел. Нигде не было никаких признаков суши. Только Обрыв маячил на горизонте тонкой серой полоской, точно прочерченный крошащимся грифелем.

Они добрались до побережья на обычном дилижансе. Проверок и досмотров, особенно магических, вопреки ожиданиям, было не так много. Скорее всего, преследователи все еще искали Софию с сообщниками в замке. А Элейн могла только гадать, какие слухи вызовет ее повторное и на сей раз окончательное исчезновение. И когда спадет заклятие Эреола, внушившее всем, что у Тамеанов две дочери, а не одна.

 Первым впечатлением оказалась встреча с Мардой. К местной знахарке пришлось зайти отдельно. Эреол решил, что ее нужно ввести в курс дела, и отправился к ней вместе с Элейн, пока София беседовала с приемной матерью и обе решали, где разместить гостей-беглецов. 

Элейн с любопытством разглядывала просторный шатер, занимающий половину площади плота. Изучала внутреннее убранство — яркие желтые шторы-драпировки, расписные панели, которыми импровизированные окна прикрывали на ночь от дождя, компактный шкафчик с множеством отделений, где хранились компоненты для зелий… Мебелью служили подушки и пуфики. На циновках небрежно валялась связка разноцветных шалей, принадлежавших хозяйке жилища.

Сама хозяйка внимательно посмотрела на двоих «крестьян» и, не успели они представиться, почтительно склонила голову, обмотанную пестрым шелковым платком:

— Здравствуйте, господин Эреол. Польщена вашим визитом.

— Но как… — вырвалось у Элейн. Эреол чуть усмехнулся:

— Знахарка орталинского происхождения, они чувствуют магический уровень, невзирая на личины… Только сегодня мой визит — это вряд ли честь, — сказал он Марде. — Скорее обуза.

— Помочь такому колдуну — тоже большая честь, — парировала местная знахарка. 

Она отвлеклась на миг, сдвигая к центру комнаты в шатре пухлые низкие пуфы. Эреол воспользовался этим, чтобы шепотом пояснить Элейн:

— ЛʼАррадона она встретила бы точно так же.

Однако первый визит оказался визитом вежливости. Марда могла еще помочь в будущем, но пока была не нужна. Гораздо больше Эреола интересовали ближайшие рейсы на Орталин. Остаток дня он провел, разговаривая с капитанами торговых суден, а Элейн вернулась к Софии. 

Сестра была в своей стихии. Она окончательно пришла в себя, даже поспала пару часов, пока Элейн сопровождала Эреола, и теперь лучилась энергией. Куда подевалась печальная принцесса в платье прислуги, мрачно смотрящая в будущее и взирающая на все, что ее окружало, с трагической покорностью!.. Сейчас София ослепительно улыбалась. Она живо подхватывала любой разговор, радостно приветствовала каких-то своих знакомых — к слову, весьма многочисленных, — и выглядела хозяйкой у себя дома, несмотря на длительное отсутствие.

Почему бы и нет, скептически подумала Элейн. У Софии здесь есть хотя бы свое жилье. Этот хлипкий бартог с небольшим шатром. Ее, Элейн, туда не пригласили. И больше всего раздражало то, что никаких гостиниц ни в каком виде здесь было не предусмотрено. Пришлые Дети моря из других широт прибывали на своих собственных плавсредствах, а посторонние — путешественники, плывущие в Орталин, — проводили все время в каютах кораблей. Больше у Детей Моря гостить было некому.

Однако ночлег все же нашелся. Элейн, Эреола и всех троих реваншистов согласился временно пустить на свой корабль капитан пассажирского судна. Корабль стоял на якоре, возвышаясь над мелкими лодчонками и плотами подобно огромному острову, а капитан собирался сделать перерыв между рейсами и погостить у друга в Угларе. Он оставил корабль на попечение Даиз и отплыл в Амоннин тем же вечером.

— Ни один поисковый вадрит сюда не достанет, — по-детски, как о докучливых товарищах по игре, сказала София. — А если и достанут, капитан нас не выдаст.

— Кто? — не поняла Элейн. Для одного дня капитанов было многовато.

— Ну, главный капитан. Вроде короля у Детей моря. Мы ведь тоже государство. Только не сухопутное.

А островов в Срединном океане не было. 

Корабли всех форм и видов, лодки и плоты создавали лишь иллюзию надежной почвы под ногами. Каждый из них на самом деле был скорлупкой над бездной. Над материальной, плотной, живой бездной, готовой пожрать все и вся, если бы ей дали шанс. Дети моря думали, что приручили эту бездну, и днем, под яркими солнечными лучами, она приветливо сверкала и играла брызгами… но в глубине ее царила вечная ночь. А люди были крохотными паразитами на ее обманчиво спокойной глади.

Дети моря… Вечером, сидя в своей каюте и слушая монотонный звук дождя, хлещущего по корабельной стали, Элейн подумала, что в этой народности действительно многое было от детей. Любовь ко всему яркому и пестрому, все эти разноцветные легкие одежды, гирлянды из бус и браслетов у Марды, неумело скрученные прически, увитые водными цветами, у встреченных по дороге девушек от мала до велика… Если ставни и панели, то непременно расписанные целыми картинами, если ткани, то обязательно яркие, насыщенно-оранжевые, желтые, алые, пронзительно-голубые или сочно-фиолетовые. Даже на капитанских мостиках торговых кораблей красовались амулеты из сухих цветов и ярких полосатых перьев, а сами капитаны не гнушались расписными шейными платками и вышитыми сорочками. От всей этой пестроты рябило в глазах.

 Даже здесь, в пассажирской каюте, не обошлось без яркого панно на стене и желтого с оранжевым полосатого покрывала на кровати. Кроватью служил тюфяк. Аккуратный, удобный даже, но… Впрочем, Элейн было уже безразлично. Усталость брала свое. Бессонная ночь и суматошный день… 

Но как только она почувствовала, что засыпает прямо над тарелкой с ужином, дверь тихо скрипнула.

Элейн не обернулась. Чувство опасности притупилось, и бояться здесь было некого. Эреол подошел к ее столу и сел, не дожидаясь проявлений гостеприимства.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться