Прикажите мне, принцесса

Глава 14.2

Ящерица остановилась, взрыв когтистыми лапами песок. Небольшая станция, похожая на станцию дилижансов в Ивстане, казалась неправдоподобно крохотной и к тому же заброшенной. Люди не толпились у входа, никакие дороги, кроме главной, не отходили лучами во все стороны, как стоило ожидать. Элейн ступила наружу из повозки, и в лицо тотчас ударил горячий ветер. У воды такого не было. В глубине континента оказалось неожиданно жарко, хотя проехали они сравнительно немного.

— Нам вниз, — Эреол взял ее под руку. 

— Вниз?..

Внутри станция оказалась верхней площадкой лестницы.

Широкие черные ступени спиралью уводили вглубь. Потолок и стены были выложены плитками из красноватой глины. Свет давали какие-то сияющие нити, протянутые над лестницей.

 Элейн осмотрелась. Все, кто вышел из повозки, спокойно спускались вниз. Ступени были довольно крупными, оставалось только порадоваться, что, отправляясь сюда, она переоделась в орталинский костюм, приобретенный с утра Эреолом у какого-то купца из Детей моря. Костюм представлял собой юбку-брюки до щиколоток, рубаху с широкими рукавами, которую следовало подвязывать широким поясом, и сандалии. Все удобное, светлое и неотличимое от нарядов местных жителей. Теперь становилось ясно, почему здесь не побегаешь в амоннинских пышных юбках.

Внизу обнаружилась широкая многолюдная площадка, освещенная целым клубком мерцающих под высоким потолком нитей. Элейн улыбнулась, узнав знакомые приметы. Торговец с какими-то длинными палками… Понадобилось несколько минут, чтобы понять, что это не палки, а тонкие спицы, на которые нанизаны в ряд крохотные румяные пирожки. Блюдо, судя по толпе, собравшейся вокруг торговца, пользовалось огромной популярностью. Платформы, от которых отходили вместительные автомотрисы и скрывались в ярко освещенных туннелях, сумки, узлы, крики, ругань… Нет, все-таки люди везде одинаковы. Даже в таких полулегендарных местах, как Орталин.

— Как здесь обменять амоннинские монеты? Я хочу такой пирожок! — заявила Элейн, дернув Эреола за широкий полотняный рукав. Колдун усмехнулся.

— Менять нужно было в порту… Пойдем, я тебе куплю. Это сатхи. Ими запасаются, если дорога предстоит очень долгая, а до Шадх-Орта по магическому тракту около часа, — он извлек из кармана пару мелких монет.

— А почему нельзя построить такие тракты в Амоннине? — спросила Элейн минутой позже, вонзая зубы в верхний пирожок. Внутри обнаружилась начинка из угольно-черного, но умопомрачительно вкусного варенья. — Неужели ваши с ЛʼАррадоном свары отнимают все время и силы?

Внутри второго пирожка оказалось плотное кисло-сладкое желе. Здесь что, начинка в каждом разная? Любопытство проснулось вместе с голодом.

— Дело не в этом, — терпеливо пояснил Эреол. — В Орталине существует внутренний магический фон, и он намного сильнее, чем амоннинский. Это как полноводная река — она может течь свободно, а может влиться в нужное русло, если ее направить. Такой тракт и есть русло. Магии нужна цель, тогда она на многое способна. Отчасти поэтому ЛʼАррадон так и не смог прижиться здесь после того, как местная магия его отторгла. Если бы не отторжение, ему бы и не понадобилось покорять каждый город отдельно и прикладывать усилия, чтобы вернуть себе континент… Наша автомотриса. 

Самоходный вагон при ближайшем рассмотрении оказался похожим на железнодорожный. Элейн видела железную дорогу в Амоннине, но на небольших расстояниях все равно использовались упряжки миспардов. А здесь, выходит, такая же, только работает на магии и передвигается под землей? Интересно, а почему именно под землей? Вдруг захотелось остаться в Орталине хотя бы на декатель и изучить местный быт. 

Жаль, что это вряд ли получится…

***

 Причина, по которой магический железнодорожный тракт был проложен под землей, выяснилась, когда автомотриса остановилась под въездом в Шадх-Орт.

— Не повезло, прибыли в разгар песчаной бури, — прокричал Эреол, прикрывая рот рукой и крепко держа Элейн под локоть. Ее буквально сдувало горячим ветром. Раскаленные песчинки, разом взвихрившиеся, точно по чьей-то злой воле, казались крохотными иглами, которые вонзались в незащищенные участки кожи. Элейн подумала, что у нее, должно быть, уже все лицо окровавлено. А ведь они только-только выбрались на поверхность. Остальные попутчики выглядели ошарашенными, насколько можно было рассмотреть их в этой каше из горячего песка. Впрочем, штурмовать узкую полоску пути между выходом со станции и городскими воротами рискнули немногие. Остальные, увидев, что происходит на улице, предпочли отсидеться под землей.

Эреол поднял голову, взглянул на башенки над стенами Шадх-Орта… и вдруг песчинки резко перестали жалить. Между станцией и воротами образовался защищенный коридор, за пределами которого все так же бушевал шторм.

— Прогнозы обещали бурю только послезавтра, — непринужденно пояснил колдун. — Теперь, правда, ЛартʼТаор уже должен был заметить, что я позаимствовал немного энергии из магического поля города, но это неважно. Все равно пришлось бы выдать себя.

— А раньше, когда ты не экономил силы, ты был способен на это сам? — Элейн завороженно смотрела, как рои песчинок бьются в невидимую преграду и отскакивают небольшими фонтанчиками. — Обезвредить песчаную бурю… хотелось бы посмотреть, что еще.

— Песчаная буря — это мелочь… Да, в свое время я многое делал, даже не задумываясь, сколько сил на это уходит. Может, ты еще застанешь меня таким, — хмыкнул Эреол. Городские ворота открылись и снова сошлись за спинами путников.

Внутри стен ветер поутих. Песка здесь не было. От площади перед воротами в разные стороны расходились три улицы-колодца, кажущиеся еще более узкими и тесными из-за того, что дома, плотно стоящие по обе стороны, насчитывали несколько десятков этажей в высоту. Элейн подняла голову и увидела, что где-то в вышине на фоне тонкой полоски неба виднеются сходящиеся над улицей металлические листы крыши. Было почти темно. На уровне первых этажей горели длинные ряды одинаковых граненых фонарей из теплого желтого стекла.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться