Прикажите мне, принцесса

Глава 15.2

Элейн прижалась к стене, пытаясь унять сердцебиение. Все опасения и тревоги, которые она до сих пор вытесняла прочь из мыслей, обрушились на нее разом. Ее раздирали два противоречивых побуждения. Уйти отсюда, найти Эреола и сказать, что не справилась и вообще не рискует лишний раз заговаривать с ЛʼАррадоном… и наоборот, броситься к ЛʼАррадону, наговорить любой лжи, лишь бы тот поскорее спустился в пустую пыточную, и покончить с ним навсегда. 

Только бы поскорее. Или то, или другое. У Элейн больше не было сил выжидать, выслеживать и готовиться. Особенно готовиться.

Она подавила оба желания и задумалась. Подойти к ЛʼАррадону здесь — значит, как минимум вызвать у него подозрения… 

Элейн бросилась к границе разрушений, выскочила в неповрежденный коридор и громко крикнула в дыру в стене:

— Господин ЛʼАррадон!

Бормотание, еле слышное отсюда, немедленно прекратилось.

— Господин ЛʼАррадон!

— В чем дело? — наконец откликнулись из руин. Послышались стремительные шаги. ЛʼАррадон вышел на зов, и в Элейн вперился пронзительный взгляд водянистых глаз. 

— Я искала вас по всему замку, и мне сказали, что вас видели где-то здесь… — она постаралась говорить естественно, а нервозность и страх разоблачения замаскировать под робость и почтение. — Вас срочно зовут в нижнюю пыточную. Там, кажется, поймали какого-то мага…

Элейн понятия не имела, кого сейчас видит ЛʼАррадон. Служанку? В общем-то, за ним могли послать и служанку… Ассистентку кого-то из придворных магов? Нет, все их ассистенты — мужчины… Но ЛʼАррадон как будто ничего не заподозрил. Он с сомнением вскинул густую бровь:

— Поймали мага? 

— Я не знаю, меня просто отправили искать вас. Господин Даммис приказал… — Элейн с трудом вспомнила имя хотя бы одного придворного мага и решила, что все станет выглядеть натуральнее, если «посыльная» не будет осведомлена о происходящем до мелочей. Она искренне надеялась, что ЛʼАррадон не видит, как у нее колотится сердце.

— Скажи им — я сейчас приду, — наконец бросил он и отвернулся. Элейн тенью метнулась прочь.

Пыточная была избрана Эреолом для воплощения плана, потому что находилась поодаль от допросных и от поста гвардии. Это был отдельный каменный мешок, хорошо звукоизолированный и расположенный особняком. Пользовались им теперь редко. Раньше, при предках Молионов, еще до Молионов, поговаривали, в специальных желобках не просыхала кровь… Ныне же это был просто пустой зал с развешанными по стенам странными приспособлениями. Его держали закрытым. Но вадрит справился с этим играючи.

Элейн шла туда, и ее не оставляло чувство, что она сделала что-то непоправимое.

Хотя сделай она что-то непоправимое, ЛʼАррадон едва ли отпустил бы ее…

…Она проскользнула в приоткрытую дверь. Эреол вскинул голову, кивнул, и…

Элейн жестко схватили под руки. Хотя вокруг не было больше ни души.

Она вскрикнула от неожиданности. Пусто. В зале она видела только себя и Эреола, но это явно была не его магия, потому что его руки в ту же минуту вывернулись под неестественным углом. 

И лишь секунду спустя из воздуха проступили фигуры. 

Гвардия. 

Десятки гвардейцев, оцепивших зал, стоящих вдоль стен и у входа, держащих за руки и Элейн, и Эреола…

…ЛʼАррадон едва ли дал бы ей уйти.

Он и не дал.

Их спонтанно избранная ловушка для ЛʼАррадона сослужила службу ему самому. А он основательно подготовился.

— Хорошо сработано, — произнес ЛʼАррадон, входя в пыточную. — А теперь предоставьте их мне.

В следующий миг Элейн резко подтолкнули к Эреолу, и вокруг них обоих из воздуха соткалась металлическая клетка.

— Гордись, мальчишка, — произнес ЛʼАррадон, подходя к прутьям, — ради того, чтобы схватить тебя, мне пришлось подумать и даже использовать магию. Ты меня почти перехитрил.

Он поднял руку, и зеркальный клинок вылетел из-за пояса у Эреола.

Элейн увидела, как наставник на миг прикрыл глаза, будто соглашаясь с неизбежностью. И тогда ей стало по-настоящему страшно.

Клетка. Гвардия. ЛʼАррадон в полном блеске и Эреол с мизерным запасом сил. Оружие у них отняли. Даже если сейчас активировать связной вадрит, реваншисты прибудут слишком поздно — и то, если смогут сюда попасть. Как-то же ЛʼАррадон понял, что задумали они с Эреолом. ЛʼАррадон умудрился отследить весь план… Хешшу, как ему это удалось? На это способны все сильные колдуны, когда не стеснены в магии?

Или о чем там полагается думать перед смертью?..

Элейн сжала в кармане накидки связной вадрит. Хотя и была уверена, что его немедленно отнимут. ЛʼАррадон бросил на нее рассеянный взгляд…

— Как ты это сделал? — вдруг спросил Эреол, и противник отвлекся.

— У Софии конфисковали твой вадрит, — сказал он. — Или ты думаешь, я не догадался бы, что он не мой?

— Я знаю, что после Софии ты догадался намного о большем, чем авторство вадрита. Я спрашиваю, как? — с раздражением повторил Эреол. — Я же стер свой магический след.

— Но ты не стер маскировочную магию. И не мог стереть. Что-то одно обязательно остается. Стирали магический след — осталась маскировка, убрали маскировку — обнажился след… Один из признаков магического воздействия всегда есть на любом магическом предмете. Только маскировку обычно воспринимают как чистый лист, ее не видят, на то она и маскировка. Я просто приподнял этот лист… А дальше все просто. Она уникальна. Мне оставалось только следить, кто еще, замаскированный той же магией, появится в окрестностях, — пояснил ЛʼАррадон. 

Элейн видела, как раздуваются его ноздри. Ловила каждое движение рук. Любое могло стать смертоносным. Любое могло продолжиться вспышкой заклинания, а потом… оборвать все существующее, стереть в ничто, сделать ее саму ничем. Элейн не верила в Богиню Мира и загробную жизнь. Эреол не был религиозен, не прививал религиозности и воспитаннице. Она просто не задумывалась над этим, потому что все ее мысли с самой ранней юности занимала только подготовка к свержению Лерринтов.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться