Прикажите мне, принцесса

Эпилог 2. Сны и вечность

Время будто остановилось. София отрешилась от мира, от жизни и от самой себя. Она сидела… вернее, ее тело сидело, скорчившись возле скамьи, а сама она перестала существовать. И  ни о чем не думала, ничего не чувствовала, ничего не замечала, в том числе бега времени.

Никто не приходил.

Некому было прийти сюда.

Это место, куда более близкое к горам, чем к утонченным дворцовым покоям, было создано для уединения. Но чего стоило уединение, которое не с кем разделить? Чего вообще стоила подобная жизнь?

Бездна так манила…

С каждым мгновением это жгло все сильнее. Осознание, что до края бездны рукой подать, стоит лишь подняться и сделать два шага. В конце концов София не выдержала, рывком встала… и сделала их.

Каменистый обрыв отвесно спускался в пропасть, утопающую в густой тени. София остановилась. Камешки срывались из-под ног и сыпались вниз.

Она всматривалась в темную тень, скрывающую дно пропасти.

Такой тихой, спокойной, бесконечно далекой от магии, политики, горестей и радости…

Но не решалась сделать еще один, последний шаг.

А тень жила. Казалось, она тоже всматривается в Софию, навевая то ли сон, то ли бред. София хотела отвести глаза — но не могла. И скоро ее разум уже ей не принадлежал.

Она чувствовала холодное прикосновение чего-то чуждого, нечеловеческого… живого. Нечто чуждое осторожно пробиралось в самые потаенные закоулки души, играючи извлекая на свет мысли и стремления. И оно… понимало.

Оно очень, даже слишком хорошо понимало, из каких чувств и порывов состояла София.

И готово было ей помочь.

Нужно было только сделать последний шаг.

София зажмурилась, шагнула вперед… Бездна радостно рванулась навстречу. Сердце словно провалилось, голова резко закружилась, дыхание перехватило от ветра, хлестнувшего по лицу… и София проснулась.

Она приподнялась, моргая и оглядываясь. Кажется, она задремала здесь. Или впала в какой-то транс, не могла ведь она просто уснуть после… после всего этого!

Солнце в небе не сдвинулось ни на йоту.

Нужно было возвращаться.

***

Элейн и Эреол забыли о ней. София даже с некоторой обидой поняла, что они и не собирались идти  ее искать. Все их внимание занимал песок на полу.

Песок, от вида которого что-то болезненно, почти невыносимо заныло в груди.

Дыхание уже знакомо перехватило. София поняла, что вот-вот опять разрыдается. Однако глуховатый и спокойный голос колдуна ворвался в ее пустой мир и вывел из транса. Эреол что-то рассказывал Элейн. Рассказывал уже давно, так что София расслышала лишь конец фразы.

— …если тело еще на месте. Оно не должно сдвинуться ни на миллиметр. Десять лет — срок немалый, но судя по тому, что клятва на вадрите осталась в силе, души не были утрачены. Я хочу попробовать ритуал соединения души с телом.

— Но десять лет… — с сомнением отвечала Элейн. — От тел должны были остаться одни скелеты.

— Это не имеет значения. Для вечности нет разницы…

— Что значит «нет разницы»? Они оживут в виде скелетов?

— Да нет, — фыркнул Эреол. — Ритуал вернет плоть. Но только если тела остались на тех же местах, что в момент создания атхатонов. Это самое важное.

София вздрогнула от того, каким мрачным и серьезным стал его голос. Элейн быстро обернулась.

— Ну наконец-то ты явилась! — воскликнула она. — Нужно немедленно выйти ко двору. Вернее, к его остаткам. Ты станешь королевой, мы должны заявить о тебе немедленно!

София не слушала ее. Она смотрела только на Эреола.

Она ослышалась, она что-то не так поняла — или колдун действительно только что сказал, что Грейсона можно… вернуть?

Он сказал — некоторых… Значит, и маму тоже? И тогда вообще не придется быть королевой! Принцесса София при вдовствующей королеве Вистарии, и никаких переворотов, никаких мятежей…

— Пойдем! — Элейн схватила ее за руку. — Нужно в тронный зал! Надеюсь, он не разрушился до основания и в нем еще можно находиться!

— Я никуда не пойду!

София вырвалась и отступила, прижавшись к стене. Она старалась не задеть подолом ни одну из горсток песка, разбросанных по комнате. Элейн метнула в нее яростный взгляд, но Софии было уже наплевать на требования сестры. Пусть та и была сильным магом!

— Я никуда не пойду, пока Эреол не сделает то, что собирался… не проверит свою догадку! Эреол, вы примерно представляете, где могут быть тела?

— А вы говорите как королева, — невпопад заметил он. — Да, есть одна мысль… Но дорога займет почти день. Если выехать сейчас, мы будем на месте к полуночи.

— Значит, тем более нельзя терять времени! Собираемся сейчас же, — отчеканила София.

— Ты уже не помощница кухарки, ты без пяти минут королева! — возмутилась Элейн. — У тебя есть долг и…

— И пока я буду его выполнять, станет поздно! — София умела метать глазами молнии не хуже. — А я ведь могу и не выполнять! Что ты сделаешь — заставишь? Ты ведь теперь маг… Но в этих горах много обрывов и ущелий. Если я захочу, я уйду.

Элейн слегка побледнела, но шипела не хуже змеи.

— У нас будет около трех суток! Поздно не станет! Я не знаю, сколько человек осталось в живых во дворце и что они сейчас чувствуют! Даже представлять не хочу, что может случиться…

— Да ничего не случится, — вмешался Эреол. Он наблюдал за перепалкой, чуть заметно усмехаясь. Как за оригинальным представлением. Это привело бы Софию в ярость, если бы все мысли не занимало то, что он успел пообещать. — Придворные дезориентированы, армия тоже, они не успеют ничего натворить. Им даже полезно немного помариноваться и осознать, что привычной жизни больше нет… Софию примут как спасительницу. Слушаюсь, ваше высочество. Отправляемся.

Элейн недовольно скривилась, но больше не спорила.

А Софию не оставляло ощущение нереальности.

Реальность закончилась, рассыпавшись прахом в тот момент, когда ЛʼАррадона охватило колдовское пламя. Или позже — когда София прощалась с иллюзиями на площадке у края обрыва. И теперь она все глубже погружалась в сон. Завораживающий, таинственный, полный сюрпризов  и тех невозможных событий, которых никогда не бывает наяву.



Ханна Хаимович

Отредактировано: 09.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться