Прикладная некромантия. записки между страниц

Размер шрифта: - +

Глава восемнадцатая

— Хорошая была вещица, — нарушив гнетущую тишину, тоскливо заметил Фьяллар, разглядывая шкатулку. Внешне она казалась абсолютно целой, вот только краска, которой был выведен тонкий рунный рисунок, опоясывающий шкатулку, треснула сразу в нескольких местах.

Хорошая вещица больше не имела прежних своих качеств и могла бы использоваться исключительно для хранение обычных безделушек.

— И нервы были хорошие, — в тон ему отозвалась я, тихо, с грустью добавив, — у меня.

Мы ещё помолчали, разглядывая сломанную шкатулочку. Тоскливое молчание нарушил директор:

— Полагаю, стоит вызвать артефактора. Мне это не нравится.

— Тебе не нравится? — взвился декан, — эта гадость испортила мне такую шкатулку. Да я её месяц заговаривал. Сам!

— А руны, тоже сами выписывали? — осторожно уточнил Асвер, разглядывая не очень аккуратно выведенные символы по правому боку. Магистр наш незаменимый был левшой и были у него в связи с этим некоторые проблемы. В основном в начертательной магии и рунописи. Что, впрочем, не сильно ему мешало.

— Тебя что-то не устраивает? — угрожающе вопросил Фьяллар, всем своим видом давая понять, что зломордому будет лучше быть всем довольным.

— Всеее просто замечательно, — протянул сообразительный некромант, отступив на шаг назад. Очень так предусмотрительно отступил, сразу за мной оказавшись. Вот только помогло ему это мало. Видно Асвера было очень даже хорошо и на столь незначительное препятствие в моём лице магистр даже внимания не обращал, подозрительно разглядывая говорливого студента.

— Как самая главная и несчастная жертва, хочу заметить, что мы отошли от темы разговора, — напомнила я, — меня надо спасать.

— Тебе, Висенья, надо хоть иногда думать головой и не подбирать всякие непонятные предметы в подозрительных местах, — огрызнулся магистр.

И такие знакомые интонации проскользнули в его голосе, что я на мгновение растерялась, заподозрив декана в родстве с Асвером.

— Учту на будущее, — покорно кивнула я, не удержавшись от шпильки, — если оно у меня будет.

— Куда ж ты денешься, ведьма. Имей в виду, даже смерть не станет достаточно веской причиной от меня избавиться, — угрожающе шепнул Асвер, склонившись к моему уху, — я некромант, если ты вдруг забыла.

Фьяллар на него уже не смотрел, вернув тем самым зломордому душевное равновесие и возможность вновь говорить гадости.

— Теперь я понимаю, отчего подавляющее большинство магов в завещании обязательным пунктом указывают кремацию, — пробормотала я, возвращаясь к созерцанию шкатулки, — надо будет и мне этим озаботится.

— Всегда знал, что ты умненькая, — магистр нежно погладил меня по волосам. Напоминать о том, что он только что совсем другое утверждал, я не стала, позволив ему развить мысль, — лично я уже давно подстраховался. Когда долго общаешься с некромантами приходится против воли становиться осторожнее.

Выразительный взгляд в сторону Хэмкона незамеченным не остался.

— У тебя есть ко мне какие-то претензии? — осведомился директор приподняв бровь. Очень так значимо он это сделал. Я бы даже сказала — угрожающе.

— Целый список, — подтвердил бесстрашный магистр с гаденькой улыбочкой, — но пусть студенты и дальше верят в непогрешимость своего директора.

— Кхе… — смущенно напомнила я о себе и тут же возмущенно дернулась. Асвер, которого ничего не смущало, был очень недоволен, моим поведением и без стеснения выказал мне свое недовольство, хорошенечко ущипнув. Ему хотелось досмотреть представление до конца.

— До вечера можете быть свободны. После ужина жду вас здесь, смею надеяться, к тому времени мы найдём решение этой проблемы, — директор самым незамысловатым образом выпроваживал нас из кабинета, не отрывая от магистра тяжёлого взгляда. На секундочку мне даже стало жаль декана, но черствый Асвер не дал толком посочувствовать, утягивая меня за собой к выходу.

Последнее, что я услышала, пока дверь не закрылась за нашими спинами, был возмущенный голос директора:

— Не семей позорить меня при студентах!

— Огден, да чего ты злишься? Я всего лишь хотел разрядить атмосферу, чтобы…

Для чего он все это делал я так и не узнала. Дверь закрылась.

— Итак, куда пойдём? — оптимистично спросил Асвер.

— Понятия не имею, куда направишься ты, лично я вернусь в комнату, — чопорно ответила ему, полюбовалась на вытянувшуюся физиономию и развернувшись поспешила в сторону женского общежития.

Стоило бы мне вспомнить, что зломордый на подобную наглость реагирует всегда одинаково.

Подгребли меня на прежнее место за шиворот.

— Сень, а ты не забыла, что я теперь твой муж? — спросил он сумрачно. И уже не в первый раз.

— Как тут об этом забудешь, когда ты постоянно напоминаешь, — проворчала я, пытаясь отцепить от себя чужие пальцы, — пусти. Мне так неудобно.

— Даже не подумаю, — отозвался он, и задал ещё один неприятный вопрос, — и где кольцо? Почему ты его не носишь?

— Ношу, — заверила его я, скромно уточнив, — с собой.

— Я не слепой, — перехватив мою руку, на которой красовались тёмные линии божьего благословения и совершенно отсутствовало колечко, он грозно спросил, - где?

Это был момент моего триумфа. Потому что колечко действительно было со мной и требование зломордого я выполняла в точности. Никто же не виноват, что одевая мне его на палец, Асвер строго велел «носить его постоянно». Ну, я и носила. В кармашке.

С самым счастливым видом, под испытующим взглядом, я медленно извлекла тонкий, серебряный ободок на свет. Как и всякий уважающий себя некромант, Асвер предпочитал именно этот драгоценный металл всем прочим.



Купава Огинская

Отредактировано: 21.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться