Прикладная сказология. Белка, царевич и хождение по мукам

Размер шрифта: - +

Глава 27. Дом на ножках, скорые метаморфозы и беличья интуиция.

Что ж, сегодня Жека смог испробовать на избушке весь арсенал своих психологических штучек. Как они ее только не уламывали, чтобы она позволила починить ее крышу и крыльцо! Напарник рассказал, что до нашего прихода с гусем у них тут был настоящий аттракцион «удержись на крыше». Уж они избушку и уговаривали, и льстили ей, и подлизывались, и даже угрожали - все без толку. Она сначала их к себе и подпускать-то не хотела, но волк умудрился запрыгнуть на ее крышу, и тогда избушенция просто взбесилась.

Ситуацию спас наш приход с гусем-лебедем. Дом на ножках тут же успокоился и, как заботливая курочка-наседка, побежал вразвалочку к нему. Потом мы стали свидетелями принятия блудного сына. То есть, гуси окружили новоприбывшего и стали его хвалить да к себе зазывать. Он от такого внимания застеснялся, но никуда не делся и остался с ними.

            После сей церемонии волк, кот и Ефросинья принялись за работу. Я же их развлекала байками да историями и иногда воды испить приносила - на этом моя помощь в силу маленького размера заканчивалась.

            И вот, неделю спустя, крыша и крылец были починены, а гусино-лебединая стая и избушка - довольны.

            Ефросинья утерла со лба пот и крикнула:

- А ну-ка, избушка, пусти нас внутрь!

Избушенция покряхтела, попыхтела, поскрипела, но лестницу спустила. И вот - О Чудо! - мы, наконец, вошли в светлую, но пыльную горницу.

Фрося огляделась и растерянно посмотрела на нас.

- А что же тут надо делать?

 Я осмотрела печку, развешанные засушенные травы, прялку, оставленную нашей царевной, стол дубовый с деревянной посудой, ковер мягкий, на полу лежащий, и нахмурилась.

- Жека, а ты помнишь сию тряпочку? Мне, кажется, ее тут не было! - я указала на пол.

Напарник почесал голову.

- Да я, Насть, как-то и не обращал внимания на обстановку...

Я хмыкнула.

- Ага! Поди на царевну любовался!

Кот хихикнул.

- В любом случае, - вернулась я к теме. - Давайте попробуем ковер убрать.

Сказано - сделано. Свернули мы этот пылесборник, а под ним дверь оказалась!

- Ну, белка, ты - настоящий следопыт! - ухмыльнулся волк и полез вниз.

- Свечу мне подайте! Тут темно - хоть глаз выколи! - услышали мы снизу.

Фрося тут же засуетилась, будто и правда у себя дома находилась. Стала по шкафам да ящикам смотреть, а как нашла лучину, зажгла ее, так и в проход сунула.

Лучин исчезла из нашего поля зрения, а волчок крикнул:

- Спускайтесь!

Что ж, оказалось, мы нашли не просто какой-то подвал, а невероятно ценный для нас подвал!

Тут было все - и метлы, и ступы, и банки-склянки, и мечи-кладенцы, и клубочки, что дорогу указывают, и скатерти-самобранки, и зеркала волшебные. Я смотрела на все эти сокровища и выдавала только: «Вау!».

Вдруг Фрося выдала:

- Смотрите, какой красивый!

Она указала пальцем на платок, что один-одинешенький лежал на полке. Не сказать, что бы он был особо красивым, но что-то такое в нем определенно было. Я уставилась на него, вскочив на плечо к Жеке - чтобы лучше видеть, пытаясь вспомнить, где же я могла углядеть его раньше.

Ефросиньюшка, тем временем, подошла к нему, развернула, да повязала на голову косынкой. Тут, моя челюсть упала, и я вместе с ней - так и села на плече не менее ошарашенного напарника.

Вот только, миг назад, стояла Фросюшка, а уже в следующее мгновение стоит страшнющая бабуська! Лицо девушки все сморщилось, скукожилось, нос вырос до непомерных размеров, ноздри увеличились, глаза наоборот точно бусинки стали, губ и не было почти, только зубы торчали, на лбу да на подбородке бородавки огромные волосатые торчали, а из-под платка волосы седые да редкие выбивались. Все тело стало массивнее, ноги искривились, на спине горб огромный вырос, руки сморщились да когтями обзавелись.

- Вы чего так смотрите? - спросила она скрипучим голосом да замерла.

У меня лично был ступор. Знаете, такие скорые метаморфозы всегда поразительны глазу неискушенному.

- Что с моим голосом?! - закряхтела она.

- Да ты платочек-то сними, - ласково сказал кот.

Она потянула руку к голове, сорвала косынку, и в тот же миг прошлой девушкой стала. Я выдохнула. Потерла глаза, анализируя только что мной увиденное явление, и внезапно вспомнила, где видела этот платок - на голове у настоящей Бабы-Яги!

- Что это было?! - крикнула Фрося.

- Так на вещицу-то чары наложены, кто ее наденет - тут же в страшную бабу или не менее страшного деда превратится - излюбленная вещица Бабы-Яги, - ответил нам всем котик и улыбнулся во весь рот. - Занятная вещица.

- Так что же получается... Баба-Яга на самом деле не такая уж и страшная? - спросила я.



Анастасия Миллюр

Отредактировано: 25.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться