Прикладная сказология. Белка, царевич и хождение по мукам

Размер шрифта: - +

Глава 29. Сложная махинация, лютая битва и быстрая смена статуса.

 

На полянке перед болотом, которая временно стала царской опочивальней, нас уже поджидали другие помощники.

Застали мы их как раз тогда, когда белка, маршируя по стволу сваленного дерева, что-то говорила своему напарнику, яростно размахивая руками. Тот молча кивал и слушал.

Для прояснения ситуации прибегнем к уж известному приему: белка - Бяка, волк - Бука.

Я наклонилась к уху Жеки и сказала:

- Это к разговору о том, что было бы, будь я настоящей сказочной белкой - вот наглядный пример.

Серый хмыкнул и промолчал.

Наконец, парочка заметила нас. Бука облегченно выдохнул и побежал к нам навстречу, как к родным, Бяка же угрюмо прыгала следом.

- Какие вас постоянно ветра носят? - запищала она, приблизившись. - Где наша царевна?

- Так вон, на полянке спит, - ответил кот, махнув лапой в нужном направлении.

Бяка нахмурилась.

- А почему вы их еще не разбудили?

- Мы вашу царевну, которая теперь наша, пристраивали, - ответила я. - Кстати!

Я порылась в рюкзаке и, достав оттуда приворотное зелье, дала помощнице.

- И что мне с этим делать? - удивленно спросила она, вертя бутылек в руках.

- Позаботится о том, что бы Ратибор и царевна влюбились друг в друга, - ответил напарник.

- Но как? - Бяка подняла на нас глаза.

Я засмеялась.

- А вот этого я не знаю. Мы такую сложную махинацию провернули, что сами в шоке, и вы как-нибудь справитесь!

И тут, посмотрев на Буку, заметила странные взгляды, которые он кидал в сторону моего волка. Так обычно смотрят на человека, который тебе симпатичен - симпатичен в романтическом смысле этого слова.

Бука то опускал глаза, то снова смотрел - долго, пристально, а едва Жека поворачивался к нему, тут же отводил взгляд.

Я улыбнулась. Да, а напарник-то у меня, тот еще ловелас!

Всей дружной компанией дошли до царевичей, Жека взвалил нашего себе на спину, кот его помог устроить поудобнее, я же, капнув на него живой водой, кинула бутылек белке.

- Оставшегося как раз на Ратибора, царевну и мышку хватит! Удачной вам мозговой деятельности! - от всей души пожелала я, и мы сорвались с места, в стремлении быть как можно дальше от этого злосчастного болота.

В последний момент я успела заметить тоскующий взгляд, которым проводил Бука Жеку, видно понимая, что мы больше не встретимся.

 

Пробуждения Янислава я, признаться откровенно, боялась, потому что он у нас парень, как оказалось, горячий. Как узнает, что найденную царевну буквально из-под носа стащили, так и пойдет ее спасать, совершенно забыв, что Леший ждет своего коня волшебного, а если не дождется, не сносить Янику головы.

Предчувствуя всю сложность объяснений, я уповала только на одно - на волка.

Он у нас психолог, так вот пусть и занимается своей работой. Потому что у меня не было совершенно никаких предположений о том, как объяснить царевичу, что ни смотря на всю его любовь, мы сначала должны топать за конем, а там - дай-то Бог - и до царевны доберемся! Также я не представляла, как оправдать то, что мы его мертвой водой укокошили. Все же мне не хотелось прибегать к радикальным методам Ефросиньи - уж простите за мягкосердечность. Я, глядя на царевну, совершенно чужого мне человека, чуть не разрыдалась - а что уж говорить про Яника, который уже зачислен в лагерь «наших».

Волк остановился на небольшой полянке и, скинув царевича, встал на задние лапы.  Я забралась ему на голову и вздохнула.

Кот упал вместе с Яником и сейчас лежал на нем, потягиваясь.

- Вы хоть знаете, что сказать-то? - с любопытством спросил Елизар.

Я помотала головой и, свесившись вниз, посмотрела в глаза волку. Не знаю как вам, а мне очень не понравилось серьезное выражение его морды.

- Женечка, солнце мое, ты чего надумал? - спросила я испуганно.

- Настя, ты только мне не мешай, - ответил он, даже не улыбнувшись.

Я сглотнула, со страхом выпрямилась, поймала утешающий взгляд кота и снова сглотнула. Бедный Яниславушка! Кажется, Серый готовит ему что-то очень жуткое!

Царевич едва слышно застонал, тихо вздохнув, открыл глаза и пару раз моргнул.

- Волк? Белка? - спросил он, садясь. - Кот?!

Наш котеюшка с гордым видом повернулся к молодцу и представился: «Елизар Ярославович! Прошу любить и жаловать!».

- Здравствуйте, - оторопело сказал наш царейка. Он потер лоб, а потом как вскочит. - Вы чего меня усыпили?! Я думал, мы друзья! А вы предателями оказались! Где моя лягушка?!

Дернула Жеку за ухо, чтобы он уже начал действовать. Еще мгновение, и я сейчас со слезными уговорами: «Не предавали мы тебя, Яниславушка!», брошусь к Янику на голову.



Анастасия Миллюр

Отредактировано: 25.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться