Прикладная сказология. Белка, царевич и хождение по мукам

Размер шрифта: - +

Глава 10. Котел госпожи Судьбы, неспасательное спасение и гостевое дупло

Бежали мы долго - сквозь зеленые леса, золотистые поля, темные болота, мрачные чащи - и вот, через два дня, наконец, добрались до избушки Бабы-Яги.

Скатившись с волка и упав на землю, я не могла поверить своему счастью. Подо мной ровная поверхность! Она не трясется и не прыгает! Боже, как, однако, мало нужно белке для счастья!

Волк рядом со мной рухнул ничком. Ведь ему бедному было в сто раз хуже, чем мне. Я-то просто на его спине сидела, а напарник целый день бежал.

За весь путь мы сделали лишь несколько коротких остановок и одну ночевку - и вот результат: волчик полностью измотан.

 Я подняла свою бренную голову с земли и подползла к уху напарника.

- Жека, а может, доберемся как-нибудь до бабуси? Она нас накормит и спать уложит, - предложила я, сочувственно гладя его по уху.

Говорила этому упрямцу: «Давай остановимся! Баба-Яга никуда от нас не убежит!», а он все только ушами дергал да ускорялся. Мы и на ночевку-то остановились буквально с боем, когда я уже танцевала, топала на его спине и орала: «Тормози, глупый волк! Нам надо поспать!».

Серый приоткрыл один глаз.

- Мы же с тобой не добры молодцы, чтобы нас кормить, поить, в баньке парить и спать укладывать, мы люди служивые, так что на теплый прием и не надейся.

В его словах было столько убийственной логики, что мне аж грустно стало.

- А вдруг она, выслушав нас и поняв, через что мы прошли, проникнется сочувствием? – неуверенно предположила я. 

Жека фыркнул и закрыл глаз.

Я тяжело вздохнула и отошла. Через несколько мгновений снова посмотрела на напарника.

- Может тебе водички принести?

Со стороны волка послышалось невразумительное бурчание, а потом он сказал:

- Сиди уж! А то пока за водой пойдешь, заблудишься, и ищи тебя потом!

Я обиделась. Нет, вот честно.

- Не такая уж я и беспомощная

На этот раз Жека повернул ко мне свою мохнатую морду, открыл оба глаза и заметил:

- Насть, давай на чистоту. Ты, очевидно - городской житель, в походы не ходивший и лес только на картинке видевший. Плюс у тебя патологическая трусливость и весьма сильная тяга к рассеянности. А здесь, если ты не заметила, кругом страшные голые деревья с сучьями, на чудищ похожие, рядом избушка Бабы-Яги с забором из человеческих костей, парочка сов, поди, рядом обитают. Ты если не заблудишься, от разрыва сердца помрешь, а если и не помрешь, тебя какая–нибудь сова утащит. Сиди здесь - и мне спокойнее и тебе безопаснее, - он снова закрыл глаза.

Я тщательно проанализировала его речь на наличие оскорблений, но ничего такого там не обнаружила. Напротив, говорил он с явной заботой.

Решив больше не трогать утомившегося Серого, полезла в рюкзачок за орешками. Вообще, неплохо бы, конечно, курсовую пописать... Однако учитывая то, что нет света, а также желания работать, но зато присутствует просто смертельная усталость, думаю, ничего путного я там не напишу, а значит, нечего переводить бесценные канцелярские ресурсы.

Так я размышляла, сидя на холодной земле и грызя орешки.

- Чего ты от меня улезла чуть ли не на другой конец света? – услышала я голос волка.

Удивленно посмотрела на него.

Знаете ли, я - конечно, гуманитарий, и глазомер у меня откровенно сказать хромает на обе левые, но считать двадцать сантиметров другим концом света - не рискнула бы.

- Да мало ли, вдруг тебе нужно личное пространство свободное от мелкопушистой живности, - дернула я плечом.

- Не говори чепухи, - буркнул Жека и огромной лапищей подгреб к себе.

Ну, мне же и лучше. Привалившись к теплому волчьему боку, я даже еду стала ощущать по-другому!

- Так что, завтра идем штурмовать избушку? – спросила я.

Волк хмыкнул.

- Давай начнем все же с переговоров, а штурм оставим на крайний случай.

Не смогла сдержать улыбки.

- Учитывая картотеку наших прошлых вылазок, врядли мы обойдемся переговорами.

- Сплюнь!

Я отмахнулась и продолжила кушать.

- Знаешь, а я подумала над тем, что ты мне сказал.

- М-м-м? – явно не понял Жека.

- Ну, про то, как я тут ко всем отношусь, - уточнила, немного нервничая.

- И? – в голосе напарника сквозило явное любопытство.

Я почесала за ухом, поудобнее устроилась и выдала:

- Думаю, я действительно, воспринимаю все несерьезно... Но мне сложно не делать так... Ведь подсознательно я понимаю, что все это давно известная и прочитанная сказка, все персонажи однотипны и нереальны, понимаешь?

Серый помолчал немного, а потом ответил:

- Нет, думаю, ты не совсем права. Даже учитывая то, что это все - сказка, нельзя сказать, что существа здесь однотипны. Если бы все было так, как ты сказала, мы не столкнулись бы с уймой незапланированных приключений. Янислав тогда бы просто не смог поступить так, как поступил. В его поведении сквозит не однотипность, а свойственное ему подражание авторитетам, что сразу отличает его от других царевичей. Думаю, сказка отличается от нашего мира отсутствием явной жестокости и прагматичности, например: вряд ли здесь есть войны. А посему - ничего искоренять из наследников наивность и прививать расчетливость. Да, Янислав ведет себя несколько отлично от нас, но только потому, что мы воспитывались в разных условиях. Диктовать ему свои убеждения и уж тем более оценивать его по меркам нашего мира - просто неправильно.

Он говорил очень правильные вещи. Очень правильные.

Но я понимала, что если прямо сейчас задумаюсь обо всем этом и начну воспринимать Яника обычным парнем, а все что здесь происходит - реальным миром, то просто сойду с ума.

Вместо этого, я прибегла к помощи любимого стеба:

- Скажи, ты там до этого в прошлом не бывал? С Монтескье, Дидро, Аристотелем не общался, нет?



Анастасия Миллюр

Отредактировано: 25.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться