Приключения Благородного Дика (1 сезон)

Размер шрифта: - +

5. Тюрьма-1

 

история пятая, о том, как Благородный Дик первый раз оказался в тюрьме и снова обрел свободу

 

— Стой! Именем славного Келлбора ты арестован! — старший в патруле городской гвардии отдал приказ окружить мальчишку в костюме странника. Впрочем, уже вечерело, они могли и не сразу разглядеть одежду нарушителя, зато хорошо знали приказ магистрата.

Полчаса назад Дик успел проскочить в город до вечернего закрытия ворот, но встретив такой прием, уже не считал, что ему повезло.

— В чем дело? Келлбор — свободный город! Разве нельзя ходить по его улицам?

— После захода солнца — нельзя, — совершенно серьезно подтвердил глава патруля. — Это запрещено вот уже две недели!

— Извините, я здесь и часа не пробыл, — стараясь говорить убедительно для властей, отвечал Дик. — В воротах меня никто не предупредил о запрете.

— Торопились, наверное, — сочувственно хмыкнул молодой стражник. — Самим бы успеть скрыться до того, как солнце сядет!

— Дальше? — несколько раздраженно спросил Дик, глядя на шестерых вооруженных пиками и узкими саблями гвардейцев, обступивших его. — Платить штраф? У меня нет денег.

— Если бы дело было только в штрафе, вам бы ещё повезло, — сумрачно, будто ему самому неприятно, что так вышло, заметил начальник патруля. — Всегда есть возможность оплатить долг имуществом, общественными работами на благо города или кровью… Но по нынешним временам ваше преступление намного серьезнее. Прошу пройти с нами. И оружие прошу отдать мне.

— Зачем? — Дик опустил ладонь на эфес Тореллинга, но попытки вступить в бой с городской гвардией не предпринимал. — Иду с вами вполне добровольно, мой меч для вас не опасен.

— Это символ вашей покорности властям Келлбора. В участке это произведет хорошее впечатление, — терпеливо пояснил старший гвардеец.

Дик, пожав плечами, отстегнул с пояса ножны меча.

— Руки, пожалуйста, — начальник взял меч и подал знак стражнику, который держал наготове веревку.

— Не дам. Не имеете права, — Дик демонстративно сунул руки в карманы брюк. — Не оказываю сопротивления. Но если настаиваете, могу устроить хорошенькую потасовку!

— Ты, цыпленок, угрожаешь представителям власти? — возмутился один патрульный и потянулся к Дику своей огромной лапой в перчатке.

Начальник остановил его и вежливо предложил "господину рыцарю" следовать за ними в участок.

На край городской площади выходило массивное темное здание. Крепость с толстыми зубчатыми стенами и маленькими зарешеченными окошками. Внизу была пристройка, вроде небольшой лавки, только в ней вообще не было окон, а дверь была очень массивной, обитой бронзовыми пластинами, как подъемной мост города. Это было полицейское управление Келлбора.

Несмотря на вечерний час, там было много людей и света, точно в трактире. Только веселья и песен что-то не хватало. Люди шумели и волновались. Некоторые отбивались от стражников в такой же форме с черными блестящими ремнями, как гвардейцы, что привели Дика. Некоторые молча уныло вздыхали, сидя вдоль стен.

В самом центре участка стоял широкий дубовый стол, по обе стороны от него — стража, с торца с большой книгой приткнулся писарь. А за столом, как на троне восседал полицейский средних лет. Когда-то он, вероятно, был таким же гвардейцем, как патрульные, но за ровный почерк или благодаря связям в магистрате или ещё за какие заслуги был переведен из гарнизона в эти апартаменты и стал чиновником. Теперь он имел возможность не бегать по городу, как собака, в любую непогоду, а сидеть в тепле. Но зато должен был выслушивать вопли и жалобы очень многих людей Келлбора за день. Впечатления злого сторожевого пса начальник участка не производил. Напротив, слушал всех терпеливо и выглядел вполне добродушным.

Под охраной гвардейского патруля Дик дождался своей очереди и подошел к столу. Начальник мельком взглянул на него и гораздо более внимательно рассматривал меч, который передал ему старший в городском патруле.

— Это принадлежит вам, молодой человек? — полицейский показал наполовину открытое блестящее лезвие.

— Да.

— Разве это ваш герб?

— Нет. Трех принцесс.

— Какое вы имеете к ним отношение, в таком случае? — удивился начальник участка.

— "Крестник".

— Назовите свое имя и звание.

— Дик. Странник.

— Отлично, так и запишем. Если кто отказывается называть родовое имя или не знает его, то мы пишем в книге участка звание вместо фамилии. Дворянин?

— Какое это имеет значение?

— Руку дайте, — полицейский чиновник взял из ровной стопки прямоугольный листок в крупную клетку и ножом для бумаг слегка уколол Дику палец. — Поставьте индикатор кровной принадлежности в каждую клетку.



Эллин Крыж

Отредактировано: 21.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться