Приключения гнома-еврея Василия

Размер шрифта: - +

Подвиг в музее

Попал как-то гном-еврей Василий в музей.

Не то, чтобы очень хотелось, просто наградили с работы как лучшего бухгалтера этого года посещением музея достижений народного хозяйства.

И как гном-бухгалтер ни канючил, что у него квартальный отчет, и лучше дайте простую денежную премию, начальство было неумолимо:

“Премию мы выписали себе и родне, а тебе, Василий, как единственному гному в нашей организации - и награда особая. Езжай, и не позорь нас перед начальством - награда-то министерская, раз в четыре года только награждают. В этот раз и нам такая непруха ...гхм… честь выпала. И да, вся поездка за твой счет, но явка на экскурсию строго обязательна!”

Вот с такими напутственными речами и попал наш Василий на ту достапамятную экскурсию.

В главном зале у центрального экспоната вертелся тщедушный парнишка с видом полнейшего заучки. Гном Василий его бормотание услышал, и очень оно ему не понравилось, поэтому и стал он прислушиваться внимательнее.

Но тут между ним и заучкой встали 4 добрых молодца, шикарных витязя, которые со скучающим видом оглядывали экспонаты, и от нечего делать знакомились между собой, так как экскурсовод явно не торопился рассказывать.

А гном-еврей Василий также от нечего делать решил познакомиться с остальными посетителями музея. Оказалось, перед ним такие же жертвы, то есть награжденные посещением герои нашего времени.

Голубоглазый юноша изящного телосложения по имени Лукиан оказался обладателем магии воздуха. Но направили его, как лучшего командира подводной лодки, размещенной на базе в Байкале. Остальные герои пожали плечами на такое несоответствие магии и сферы службы, пока Лукиан, запинаясь, объяснял:

- Папа мечтал служить на подлодке. Он-то как раз водник. Но он не смог по здоровью в морфлоте служить, а я вот.. его мечту воплощаю. Очень уж отцу хотелось сына-адмирала, а на подлодке карьеру сделать быстрее всего, если доживешь.

- И как тебе служится? - заинтересованно спросил синеглазый шатен. - Нравится? Байкал - это же простор, для воздуха хорошо!

Лукиан поморщился:

- Для воздушника служить в узких помещениях подводной лодки, в спертом воздухе, да еще и под толщей воды - наверное, хуже наказания не придумаешь. Но я вот экскурсию в награду уже заслужил, думаю, отцу хватит. Теперь, надеюсь, как вернусь домой - уйду с моря, и буду заниматься тем, что самому нравится.

И он, чтобы перевести разговор от себя, посмотрел на шатена, который задавал вопрос:

- Ну а вы, сударь, с кем имею честь?

Шатен ловко щелкнул каблуками и представился пред всеми:

- Витязь водный Амадей, служу в вертолетной эскадрилье. Так уж судьба сложилась, не отец, как у Лукиана, но дед был магом воздуха. А отец мечтал быть десантником. А я вот служу за них за всех. - какая-то тень промелькнула по его лицу.

- Так что, - чрезмерно оживленно обратился он к Лукиану, - мы с вами коллеги по нестыковкам магии и работы. Для водника в воздухе болтаться тоже мало хорошего. Ни форму воде придать, ни вызвать источник, как если бы на земле стоял. А из атмосферы много влаги не выжмешь, тем более, что мы в степях служим, там воздух вообще сухой. - и он совсем уж как-то упаднически махнул рукой.

Лукиан перевел взгляд на рыжего и конопатого худощавого мужчину средних лет, давая время Амадею немного выправить настроение.

Огненный витязь Орландо работал на шахте - больше в их поселке работать было негде. Опасно было огненному магу под землю спускаться, потому что пыль, которая при добыче минералов висела в шахтном воздухе, могла взорваться от малейшей искры. А огненный маг обладал вспыльчивым темпераментом, и поэтому искрил достаточно часто. Но что делать? Другой работы в городке не предвиделось, а жена не хотела уезжать далеко от родителей.

Коротко закончив рассказ о себе, Орландо вопросительно перевел взгляд на оставшегося из четверки коренастого, широкоплечего брюнета. И тот сразу отреагировал, представившись.

Виктор, витязь земли работал сталеваром, жег руду. Тоже, как и в случае с огненным витязем, просто в их поселке больше работать было негде. Но тут хоть случай был полегче, ведь руда - почти что земля. Так что работал почти по призванию. А то, что постоянный огонь на работе высушивал душу и мозг - это издержки профессии. Кто на это внимание обращать будет?

- Эх,- горько подумал гном, - тебе бы землю орать, в смысле пахать, она бы под тобой пела, три урожая снимали бы в год. Ну или в шахту бы, на место Орландо - земля сама бы все минералы на поверхность по твоей просьбе вывела бы.

Гном мрачнел, слушая их рассказы. Как-то странно складывалась компания. Ни одного, работающего в соответствии с наклонностями и талантом.

И тут взгляд гнома опять зацепился за худосочного парнишку, который тем временем все нарезал круги вокруг непонятной хреновины в центре экспозиции, которую он экзальтированно величал Алтарем стихий.

- А тебя-то как зовут, задумчивый? - спросил он громко.

- Я? - очнулся на краткое время от нарезания кругов вокруг Алтаря стихий умник: - Да просто книжник Андрей. Вот, прочитал в одной книге заклинание, и хочу его попробовать.



Татьяна Соснина

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться