Приключения графа Девиера, или Добро пожаловать на Тутум

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава 3

Если бы Хани не вмешалась, то разразился бы межрасовый скандал. Всё дело в том, что портниха оказалась не эльфом и не человеком, а самой настоящей феей. У неё за спиной виднелись полупрозрачные крылышки, которые я не сразу заметил. И почему Тетёха не предупредила меня? Знает же, что я из другого мира.

– Простите, Лаванда. Я впервые встречаю фею. – Я отвесил портнихе поклон.

– Да, в нынешнее время мы редкость, – смущаясь, ворчала Лаванда. – Мой народ везде притесняют.

Она покрутила для виду острым носиком и пригласила нас войти.

С улицы домишко выглядел намного меньше и беднее, чем изнутри. Просторный холл украшало множество диковинных растений и цветов. Он с лёгкостью вместил бы не меньше сотни гостей. Поразительно, но в три стороны тянулись мраморные коридоры, и конца им не было видно.

– Как же… – Мой мозг отказывался верить глазам. – Такой крохотный и такой огромный одновременно.

– Колдовство, – фея махнула рукой, будто я спросил об очевидном. – Попрошу за мной, да поскорее.

Лаванда посмотрела на большие песочные часы у подъёма на второй этаж. На колбе имелись деления, рядом с которыми стояли цифры. Как работают, я догадался, но кто их переворачивает? Песка килограммов десять, да и стекло с деревянным корпусом весят немало.

– Понравились? – заметила мой интерес портниха.

– Да, – признался я.

– Из Джуммеха привезла, ещё до падения Морсуса и Ластиона. Работа одного из лучших магов-часовщиков. Никогда не сбиваются. Правда, требуют магической подпитки. Ладно, идёмте – у меня плотный график. Лишь час до прихода следующего посетителя.

Час?! О чем она толкует? Я ведь служил: справимся за десять минут и ещё поесть успеем. Мы поспешили вверх по винтовой лестнице вслед за воспарившей феей. В Москве я пару-тройку раз бывал в ЦУМе, но такого разнообразия одежды и обуви никогда не видел. Мнение кардинально поменялось – всего час?

Что самое потрясающее, одежда витала в воздухе. Нет, не подумайте, что здесь творился хаос. Всё чин по чину, каждая вещичка находилась в определённом ряду с такими же собратьями: штаны к штанам, шляпы к шляпам, рубашки к рубашкам и так далее.

– Посмотрим, – она облетела меня, почесывая подбородок. – Пожалуй, начнём с этого!

Лаванда швырнула мне в лицо горстку ярких блёсток – не успел я пикнуть, как очутился в воздухе. Страшно, однако! Кроссовки слетели, будто заговорённые, за ними ножны и пояс. Та же участь постигла джинсы и футболку. Хоть носки с трусами оставили, и на том спасибо.

– Ты чего творишь, мелкая? – возмутился я, придя в себя. – Ну-ка, поставь на место.

– Расслабьтесь, граф Девиер. Ничего страшного с вами не произойдёт… Статный! – похвалила Лаванда.

– Милорд – он такой! – в тон фее воскликнула Хани.

– Тетёха говорила: одеть неброско, но со вкусом. Что ж, приступим.

Столько одежды я ещё ни в одном магазине не примерял, а вообще-то она сама мерялась. Девчонки повеселились на славу. Я был и рыбаком, и кузнецом, и свинопасом, и пахарем, и шутом, и даже розовым зайчиком с пушистым хвостиком.

Но самое страшное ожидало впереди. Слово шоссы вам о чем-нибудь говорит? До похода к фее и я о нём не знал. Оказывается, шоссы – это мужские чулки. А в придачу к мешковатой тунике – стыд и срам. Увидели бы меня пацаны из роты… К счастью, это невозможно!

– Какие ножки, милорд! А выйдет покрутить его? – Вопрос адресовался портнихе.

– Ну, ты у меня получишь, рыжая! – Я пригрозил Хани кулаком. – Вот верну ремень!

– А что сразу рыжая? Я  ничего!

– Что вам не нравится, граф Девиер? Первые красавцы Бронксатера так одеваются! – тихонько хихикнула фея.

В этот  момент я понял: со столичными модниками не желаю иметь ничего общего. Никогда!

– Не моё это! Слышите, не моё! К тому же, мне не стоит выделяться, – напомнил я.

– Жаль, вы бы с лёгкостью покорили сердца знатных дам. Ещё бы прическу понелепее для полноты образа. Слышала, у принца Фредегара знатный мастер есть… – И так далее.

В процессе разговора выяснил, что на Тутуме пошивом качественной одежды (да, именно качественной) занимаются исключительно соплеменники Лаванды. Они будто кавказцы – живут везде, куда бы вы ни приехали.

Другое дело, феи немногочисленны. Со слов Лаванды, в Бронкастере их насчитывалось семнадцать, а на всём патриуме не больше сотни. В своё время они ввели четкое разграничение по территории, чтобы не мешать друг другу работать. На Астере вещи от фей ценятся на уровне «Армани» или «Кристиан Диор». Вот так забил нишу крылатый народец.

– Люди, конечно, неплохо шьют, но, в основном, безвкусно, – рассуждала Лаванда, подыскивая мне новый наряд. – Только прошу, не обижайтесь. Помню, жила в Башлевых Горах, трудилась, не покладая рук. Гномы и с пошивом мешка не справятся, железо – вот где им нет равных. Кстати, я тогда неплохо заработала. Как бы бородачи не прибеднялись, золота у них хватает. Сделав имя, переехала в Бронкастер.



Александр и Жанна Богдановы

Отредактировано: 16.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться