Приключения Колобка

Размер шрифта: - +

1

Николай

Ещё в глубоком детстве я понял, что главное в нашей жизни вовремя свалить. Это особенный талант почувствовать тот момент, когда всё хорошее заканчивается и начинается головняк. Вот и сейчас сидя за столом, тщательно пережевывая кусок мяса и стараясь не вслушиваться в бубнёж отца я ясно понял, что пришло самое время начинать самостоятельную жизнь. Не надо думать, будто я маменькин сынок. О нет! Я достаточно взрослый дядя, двадцати семи лет отроду, с симпатичной, но не яркой внешностью, как раз такой, чтобы не выделятся в толпе. У меня была работа, с достаточной зп, чтоб жевать хлебушек с сыром и хобби, которое с годами, я надеюсь, принесёт мне миллионы и признанную популярность.

Я солирую в рок группе с которой мы иногда выступаем в клубах и кафе. Я уже собирался записывать альбом, но от нас недавно ушел басист, из-за того, что его связали по рукам и ногам узами Гименея и пришлось искать нового человечка. Я был конечно сильно обижен на приятеля, всё же много лет вместе играли, но он пока не ведал, что творит. Уж я на эту удочку попадусь не скоро. Мне есть чем заняться кроме того, как сидеть по вечерам дома и вытирать сопли орущим отпрыскам, созерцая медленно, но верно расползающуюся спутницу жизни. А потом долго и муторно разводится и ныкать последнее копьё, чтобы попытки ободрать меня как липку были не столь удачны. Увольте! Если уж я и решу жениться, то на старости лет, когда душа начинает нестерпимо просить постоянного общения, а свобода перестанет приносить столь упоительное ощущение полёта.

А отец всё вещал о необходимости трудится не покладая рук, жить по правилам общества и особенно их дома, а значит завести себе приличную девушку, приходить домой сразу после работы, кушать смотря новости и в десять накрываться с головой ватным одеялом, а-ля «секс? Нет не слыхали», чтобы на следующее утро топать в ненавистный офис. Мать, с усердием намывающая посуду, согласно кивала, изредка поглядывая на часы, опасаясь пропустить начало любимого сериала, который завтра поутру, за кофеём будет обсуждать с сослуживицами, за неимением более интересных новостей.

Меня аж передёрнуло от подобной перспективы. Я всегда испытывал сильнейшее отвращение к образу жизни моих родителей. Наверное, был в моей жизни момент, когда я считал их образцом для подражания, но я его не помню. Я слышал, что в определённом возрасте дети считают своих предков самыми замечательными, моя же память отказывалась признаваться в подобном, уж очень мне их существование напоминало судьбу планктона или какого-то жука, смысл создания которого заключался в том, чтоб его сожрала птица.

Итак, бубнёж родича утвердил меня в решении о поиске хаты, уж дюже часто он стал повторятся, а я не то чтобы стремился жить в полном комфорте…но, да, стремился. Поэтому на следующее утро обложившись кипой бумаг и изобразив максимально насупленное лицо принялся сёрфить в интернете на тему съёма хаты. Нанимать для этого агента, как это делала наша секритутка Даша, я не стал. У меня достаточно мозга, чтобы не гнаться за навороченными лейблами. Таким как она надо всё делать как в дешёвом американском кино: квартиру ей подыщет агент и ни где-нибудь, а в пределах садового и фигня, что наша контора уютненько обустроилась на третьем кольце. Она будет туда ездить на мурзике, который взяла в кредит, видать потому, что пылесос не её ближний родственник, хотя, говаривают, со своим женатым начальником она спит, но он тот ещё скупердяй. Я лучше потрачу деньги на новую куртку, чем отдам их малахольной барышне, которая так же будет ковыряться во всемирной сети.

К обеду я осознал, что это не так легко, как думалось, львиная доля объявлений были пустышкой, по номерам или не отвечали, или говорили, что всё уже сняли, или начиналась такая бодяга, что я жопой чуял – геморроя не оберёшься. Но к вечеру всё же умудрился договорится о паре-тройке просмотров.

В первой квартире, которая прельстила меня ценой и местоположением, оказалось сдаётся не квартира, а комната, это был минус, плюсом было то, что соседками были две разбитных студенточки, от вида которых у меня слюни закапали. Собственно, они снимали всю квартиру, но им стало дороговато, и они решили съехаться в одну комнату, а другую с позволения хозяйки вселить ещё кого-то. Девчонки были атасс: в махусеньких топиках которые с трудом прикрывали пышные формы и коротких шортах, аппетитно обтягивающих упругие попки, я уже мысленно подписал договор. Чёрт с ним, что жить не одному, может это даже окажется лучше.

От второй квартиры я мысленно отказался сразу. Хозяйкой там была старая бабка, которая брюзжала почище чем отец: гостей водить нельзя, животных тоже, если у меня будет девушка жить, то она обязана быть моей женой, но детей нельзя. В общем можно только дышать и то через раз.

Третья тоже сама себя вычеркнула из списка. Стоило открыть дверь, как на меня пахнуло чем-то тухлым, мебель в хате была засаленная, прощай молодость Брежнева. Я даже побрезговал сесть на стул, хотя хозяин мне настойчиво предлагал.

Искать квартиры ещё откровенно говоря мне было в ломак, да и соседств девушек казалось замечательным, чем дольше я об этом думал, а посему следующим вечером я со спортивной сумкой заявился по знакомому адресу, предварительно отзвонив и сообщив о своём согласии.

Как я рассказал родакам о своём решении, отдельная история. Маман хваталась за сердце и всё время валилась на диван, батя бегал наливать ей капли, в промежутке между «пятиметровками» в категоричной форме пытался настоять на том, что я обязан оставаться дома. В конце концов я развернулся и прошествовал в комнату, оборвав его на полуслове, собрать свой не хитрый скарб. Они ещё долго колготились за стеной, тихо обсуждая как предотвратить моё неминуемое взросление. Господи, как можно так зашорено жить, что не видеть – я не ребёнок и даже не юнец, я мужик, уже весьма взрослый и даже самостоятельный, живущий с ними, только потому, что так удобнее, не надо тратится на домработницу



Света Сорока

Отредактировано: 12.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться